За кем останется последнее слово? — rtk-kabinet.ru

Кремлю безразлична судьба журналистов-государственников из российской глубинки

1


Фото: vnnews.ru

Газету «Русский караван» я — учредитель, редактор, автор материалов — выпускаю 21 год. 10 из них находилась под бременем незаконного уголовного преследования, связанного с журналистской и правозащитной деятельностью. Уголовных дел в отношении меня было возбуждено 4, по трём оправдана, по одному получила судимость.

Правда, только в первом деле поводом для его возбуждения значилась публикация. За критику высокопоставленных должностных лиц мне грозил реальный срок лишения свободы по ч. 3 ст. 129 УК РФ («Клевета, соединённая с обвинением должностного лица в совершении тяжкого преступления»). Дело уже дошло до рассмотрения в суде. Но тут чиновники поняли, что привлечение к ответственности за статью в газете воспринимается всеми не иначе как политическое преследование журналиста. А в этом власть уличена быть не хочет. Суд нашёл предлог и возвратил дело прокурору, тот — следствию, а оно прекратило уголовное дело за отсутствием состава преступления

Читайте также

Кремль топит Левченко: В России сильных политиков держат в СИЗО
Адвокат назвал арест Левченко-младшего необоснованным

* * *

Последующее политическое преследование было замаскировано под привлечение к ответственности по общеуголовным статьям. Дважды меня судили по ст. 297 УК РФ («Неуважение к суду»).

Одно дело было возбуждено по заявлению представителя немецкого предприятия «Флайдерер» из-за того, что в судебном заседании ответила колкостью на его колкость. «Флайдерер» пользовался покровительством чиновников администрации Новгородской области. А «Русский караван» — единственное СМИ, сообщавшее о вредной экологической деятельности предприятия, повлекшей заболевание жителей бронхиальной астмой. Вынужденное молчание газеты стало бы для «Флайдерера» решением проблемы. Для этого и запустили механизм уголовного дела. Но не вышло. Присяжные Новгородского областного суда — судьи из народа — дважды вынесли вердикт «невиновна»: в 2010-ом, а после отмены оправдательного приговора Верховным судом и повторного рассмотрения — в 2011-ом.

Потом мы смогли доказать и пресечь загрязнение «Флайдерером» окружающей среды.

Второй раз по ст. 297 УК РФ меня тоже обвиняли в резких, но справедливых словах, сказанных в суде в адрес одной из участниц гражданского процесса. По этому делу меня оправдал Новгородский районный суд (уже без участия присяжных) в 2019 году.

* * *

Но судимость мне всё-таки организовали — в 2014 году по ст. 116 УК РФ. Не удивляйтесь: это — «Побои».

Так мировой суд оценил случайную царапину от очков, которыми я задела так называемую потерпевшую, потеряв равновесие от её же толчка после того как она преградила мне путь и не давала выйти из помещения после судебного заседания.

Потерпевшая — дочь председателя одного из ТСЖ, о незаконных действиях которого шла речь в моей публикации, и причина, по которой в отношении меня совершена спланированная провокация, очевидна. Но этот довод суд отмёл. При желании увидеть очки в моей руке на видеозаписи можно, но у суда такое желание не возникло, поэтому он расценил случайную царапину как результат умышленного удара.

«Дали» мне тогда в качестве наказания штраф: 30 тысяч рублей, но не это главное. Главное: приговором суда я была признана ВИНОВНОЙ в совершении преступления.

Между тем, я считала и считаю, этот приговор подлежит безусловной отмене, потому что суд не предоставил мне последнее слово. Так приговор и вынесли: без последнего слова подсудимой.

На этот приговор я писала жалобы. Но как областной, так и Верховный суд отказались его отменить, несмотря на то, что Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации дважды обращался в Верховный суд с ходатайством об отмене приговора в связи с нарушением права на защиту.

* * *

Для журналиста и правозащитника клеймо судимости, да ещё и за побои, равносильно гражданской казни. Ради этого судебная власть и вцепилась в приговор мёртвой хваткой.

Читайте также

Бомба Ленина
Герман Садулаев о бомбе, которая рано или поздно взорвёт к чертям собачьим весь капиталистический мордор

Незаконный приговор навредил не только мне, а ещё и сотням новгородцев, которые в патриотическом порыве приняли участие в сборе гуманитарной помощи жителям Донбасса, организованном нашей газетой в 2014 году.

После уплаты по приговору крупного штрафа в бюджет средств ещё и для выплаты компенсации морального вреда, а также судебных расходов потерпевшей у меня просто не осталось. В связи с этим судебные приставы ограничили мне выезд из России, хотя по закону имели право эту меру не применять.

Сопровождение груза иным лицом было невозможно. Поэтому 11-ый «караван» был доставлен на Донбасс с большим опозданием. Это негативно отразилось на авторитете государства в области международного сотрудничества.

Многие считают, что заявление «потерпевшей» от царапины просто использовали для расправы с неугодным журналистом. Эхом отозвалась не только история с «Флайдерером». За три года до этого в значительной степени благодаря публикациям «Русского каравана» прокуратура Новгородской области официально признала, что в сфере недвижимости в области действуют не просто организованные преступные группы, отбирающие жильё у социально незащищённых граждан, а организованные преступные сообщества с участием сотрудников органов опеки, внутренних дел, администраций, БТИ, ЖЭУ, социальной защиты, медицинских учреждений, психиатров, нотариусов, адвокатов. Правозащитники нашей газеты пытались вернуть жильё пострадавшим, оспаривая обманные сделки в гражданско-правовом порядке. Удалось помочь троим. Но пострадавших было намного больше. Без уголовных дел изменить ситуацию было невозможно.

Беспрецедентная не только для Новгородской области, но и в масштабах страны акция нашей газеты — ежедневный (!) пикет в течение года (!) у здания областного УВД под лозунгом «Следствие! Хватит работать у квартирных мошенников адвокатом!» не прошла бесследно. В отношении самых матёрых чёрных риэлторов, годами орудовавших безнаказанно, наконец, возбудили уголовное дело. Правда, до должностных лиц руки не дошли. Или коротки оказались. Спустя время квартирных мошенников стали судить, а одновременно с ними и меня — за случайную царапину. Многие уверены: не было бы её, за побои меня осудили бы всё равно.

* * *

И мало кто удивился, что президиум Новгородского областного суда во главе с теперь уже бывшим председателем Инной Самылиной отказался отменить тот приговор «за царапину» — даже несмотря на то что дело для рассмотрения в облсуд направил аж заместитель председателя Верховного суда В. А. Давыдов. Он отменил предыдущее постановление судьи о законности приговора и признал обоснованным ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации об отмене приговора в связи с нарушением права на защиту. Но областной суд отказал даже им.

Уполномоченный по правам человека снова обратился в Верховный суд. На этот раз ходатайство об отмене приговора в связи с нарушением права на защиту рассматривал другой заместитель председателя — В. В. Хомчик и решил, что оснований для отмены приговора нет. Объяснил так: непредоставлением мне последнего слова моё право на защиту не нарушено, так как я сама отказалась от участия в судебных прениях.

Хотя даже студенты знают, что судебные прения и выступление подсудимого с последним словом — это совершенно разные стадии судебного процесса, не зависящие друг от друга.

Остаётся догадываться, что повлияло на позицию Хомчика — членство Самылиной в Высшей квалификационной коллегии судей РФ, корпоративное желание сохранить трофей новгородских судей в борьбе с журналистом, критикующим местных чиновников, или что-то ещё.

Решение заместителя председателя Верховного суда Хомчика является окончательным и обжалованию не подлежит. Выводам заместителя председателя Верховного суда закон придаёт силу окончательного решения по уголовному делу. Поэтому жалоба на решение заместителя, адресованная непосредственно Председателю Верховного суда, считается повторной, а её подача законом запрещена. Повторная жалоба возвращается без рассмотрения.

* * *

Между тем Конституционный Суд России давно признал, что судебная ошибка подлежит исправлению в любом случае и даже в том, когда она допущена инстанцией, которая отраслевым законодательством признана окончательной.

Но каким образом о судебной ошибке заместителя сообщить Председателю Верховного суда, если закон запрещает подавать жалобу на его имя?!

Совет Федерации сообщил, что не вправе вмешиваться в деятельность судебно-следственных органов.

И возникает вопрос: почему же всё-таки вмешался в случае с журналистом «Медузы» Иваном Голуновым? Я задавала этот вопрос, но мне на него так и не ответили.

Читайте также

«Оставленные позиции были отбиты, линия фронта восстановлена»
Министр иностранных дел НКР о ситуации в Нагорном Карабахе

Обращение к Председателю Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека В. А. Фадееву до адресата не дошло. Письмо вернул без рассмотрения департамент рассмотрения жалоб и правовой работы Администрации Президента, указав, что проверка законности и обоснованности судебных актов может осуществляться лишь в порядке апелляционного, кассационного либо надзорного судопроизводства, иная процедура ревизии судебных актов недопустима.

Выходит: закон говорит, что непредоставление подсудимому последнего слова В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ является основанием для отмены приговора, а Верховный суд отменяет НЕ в любом, и никто во всей стране ничего с этим сделать не может!

Впрочем, будь я либеральным журналистом, комиссия по свободе информации и правам журналистов Совета по правам человека, сплошь состоящая из либералов, наверняка нашла бы возможность проинформировать высших должностных лиц о существовании приговора, которого не должно быть в принципе. Так же, как сумели убедить аж самого Президента публично выступить в защиту журналиста из издания, мягко говоря, не питающего особых симпатий к государственной политике России.

Но к жизни в российской глубинке и судьбам тех, кто верой и правдой борется за её улучшение, московские деятели безразличны. Государственники — журналисты, правозащитники, общественники — бьются за права граждан и интересы России один на один с превосходящими силами недобросовестных представителей местной власти.

И подмоги им ждать неоткуда…

Галина Ярцева, редактор газеты «Русский караван»

Власть

Заявление ЦК КПРФ: олигархическая верхушка раскручивает маховик репрессий

Зюганов назвал дело Левченко политическим бандитизмом

Какой бы был мир при сохранении СССР, рассказал Горбачев

На Нобелевскую премию выдвинули Джо Байдена

Все материалы по теме (4632)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий