Вскрылись новые подробности терактов в Москве в 2010 году — rtk-kabinet.ru

Радикализм шагнул в МВД?

Антон Чаблин

363


На фото: полковник полиции Гази Исаев (слева) во время рассмотрения ходатайства следствия об избрании меры пресечения в рамках уголовного дела о терактах в московском метро в 2010 году в Басманном районном суде (Фото:
Пресс-служба Басманного районного суда/ТАСС)

Материал комментируют:

Раис Сулейманов

Московские теракты 2010 года, в результате которых погибли 41 человек и 88 были тяжело ранены, продолжают обрастать шокирующими подробностями. Ответственность за подрывы в метро взял на себя главный террорист Северного Кавказа Доку Умаров, убитый в ходе спецоперации в 2013 году.

Спустя десять лет после терактов был задержан один из предполагаемых сообщников террористов. Это начальник ОМВД по Кизлярскому району Дагестана полковник полиции Гази Исаев.

Он уже заключен под арест определением Басманного районного суда. Свою вину отрицает, заявляя, что его преследуют из мести за служебную деятельность. Причем не кто-нибудь, а те самые террористы, которых полковник посадил.

Версия же следствия такова. Исаев, работая в 2009—2010 годах в Кизлярском отделе полиции, «используя служебное положение, предоставлял информацию руководителям преступного сообщества о спецоперациях против незаконных вооруженных формирований».

Кроме того, по сообщению ФСБ, Исаев неоднократно лично возил полевых командиров по территории Дагестана, а главное — одну из смертниц лично привез на автостанцию Кизляра, откуда она и отправилась в Москву для совершения самоподрыва.

Любопытно, что сразу после появления сообщений о задержании и аресте полковника Исаева из-за колоссального потока жалоб от жителей пришлось даже приостановить работу инстаграм-аккаунта дагестанского МВД.

Ведь история буквально взорвала дагестанское общество. А вот о том, насколько история с кизлярским силовиком типична для Северного Кавказа, «Свободная пресса» говорит с нашим постоянным экспертом по исламу из Института национальной стратегии Раисом Сулеймановым.

«СП»: — Раис Равкатович, вы наверняка следили за историей полковника Исаева. Это ведь показатель того, насколько глубоко проникла террористическая идеология в отдельных регионах.

— Действительно, пример того, когда сотрудник правоохранительных органов становится подозреваемым к причастности к террористическим организациям, как это сейчас произошло в Дагестане, поразил многих. И меня, признаться, тоже.

Если обвинение, что начальник районного отдела полиции причастен к организации теракта, совершенного исламистами, подтвердится в суде, то это продемонстрирует поразительное проникновение ваххабизма в среду даже силовых органов.

Читайте также

Турция шагает широко. Что делать России?
Как в нынешней ситуации выстраивать отношение с Анкарой

Но, увы, это не единственный такой вопиющий пример в новейшей истории России.

В 2007 году был случай в Альметьевске, когда сотрудник местной прокуратуры проникся симпатией к этой идеологии и уехал в Афганистан. Однако в том случае он, правда, предварительно уволился.

А вот случай в Кизляре уникален в том, что преступление начальник районного отдела полиции предположительно совершил, будучи при исполнении. Более того, он не просто увлекся идеологией, а помог в исполнении одного из жестоких терактов в России, как считают в ФСБ.

«СП»: — Ну а как не вспомнить историю Саида Амирова.

— Да, действительно, бывшего мэра Махачкалы ведь приговорили к пожизненному лишению свободы за подготовку теракта. Известны ведь и другие примеры, когда госслужащие становились сторонниками экстремистских организаций. Например, такой случай описывался, когда чиновник администраций одного из городов Татарстана стал членом «Нурджулар» *, за что был осужден на три года лишения свободы.

Истории, о которых мы говорим, примечательны тем, что ваххабизм может проникать даже в ту среду, где, казалось бы, не должно быть подобного. Известны случаи, когда радикальный исламизм находил отклики среди солдат в армии, были даже судебные процессы над срочниками, которые пришли на военную службу, проникшись радикальными религиозными установками и сразу начинали вести среди сослуживцев вербовочную деятельность.

Хорошо, что это вовремя выявлялось.

Читайте также

Какие русские бомбы остановят колонну «Абрамсов»
Американцам приглянулась наша «Дрель»

Аналогичные примеры со стороны правоохранительных органов все-таки были более резонансны. Мы ведь ждем, что силовики как раз будут защищать от экстремизма, а не присоединяться к террористическим группировкам.

До этого фиксировались случаи, когда дети сотрудников правоохранительных органов становились террористами, как, например, это было с сыном прокурора города Чистополь (Татарстан) Русланом Спиридоновым, взявшего вместе с единомышленниками оружие, но в итоге убитых в ходе мощной спецоперации в ноябре 2010 года.

Но если, когда в семьях некоторых силовиков такие примеры фиксировались, и это можно было списать на отсутствие должного воспитания детей со стороны отцов, то случай с кизлярским полковником выглядит наиболее вопиющим, но весьма симптоматичным.

Это доказательство того, что радикальный исламизм может найти своих адептов даже среди силовиков, причем даже высокопоставленных офицеров, что особенно опасно.

«СП»: — Ну, мы пока констатируем факты. А что делать?

— Думаю, такими вещами должны плотнее заниматься Управления собственной безопасности в каждом силовом ведомстве.

* Религиозное объединение «Нурджулар» решением Верховного суда РФ от 10.04.2008 признано экстремистской организацией и его деятельность в России запрещена.

Терроризм

Силовики разгромили ячейку террористов, планировавших теракты в Москве

В России активизировались террористы: число преступлений выросло на треть

Полковника полиции задержали за причастность к терактам в московском метро

Всех людей эвакуировали из здания в Монреале, где могли взять заложников

Все материалы по теме (2010)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий