В Москве появляются новые идеи относительно Минска — rtk-kabinet.ru

Как расценивать заявление главы Минобороны о «приоритетной задаче обеспечения военной безопасности Союзного государства»?

Андрей Захарченко

1034


На фото: министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр обороны РФ Сергей Шойгу (слева направо) (Фото:
Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС)

Материал комментируют:

Богдан Безпалько

Главная российская проблема во взаимоотношениях с Белоруссией — это тотальное отсутствие какого-либо конкретного плана действий на ближайшую перспективу. Такой вывод сделали, в частности, авторы telegram-канала «Майский указ».

По их мнению, Дмитрий Козак от событий в Минске самоустранился, Сергея Кириенко больше занимают дела внутри страны, нежели творящееся на просторах СНГ, представители же органов госбезопасности в очередной раз получили подтверждение тому, что Александр Лукашенко, по мнению Владимира Путина, недоговороспособен, поскольку ни одна из сентябрьских договорённостей, под которыми Батька подписался, не исполняется, а его публичные заявления не подкреплены конкретными шагами. Тем временем Запад продолжает наращивать влияние на оппозиционных лидеров, пользуясь отсутствием российского влияния на процессы в республике.

Правда, констатируют «телеграмщики» от «Майского указа», в Кремле осознают наличие проблем по этому направлению, и уже в ближайшее время собираются выносить вопрос о разработке плана действий по «белорусскому кейсу» на более высокий уровень, а к его разработке привлекут новых лиц.

На этом фоне особую многозначность приобретает заявление, сделанное министром обороны РФ Сергеем Шойгу на недавнем заседании совместной коллегии глав Минобороны России и Белоруссии.

Читайте также

Американцы решили взять Москву хитростью
Зачем Вашингтон предложил России «дружественное партнерство»

«По-прежнему неспокойная обстановка сохраняется на западных рубежах Союзного государства, где НАТО продолжает наращивать своё передовое присутствие», — подчеркнул он в ходе мероприятия, уточнив, что члены Североатлантического альянса на этом плацдарме совершенствуют военную инфраструктуру, запасают материально-технические средства, вооружения и военную технику члены.

По словам Сергея Шойгу, в условиях такой военно-политической обстановки в регионе, а также новых вызовов, прежде всего со стороны международного терроризма, Минобороны России «рассматривает обеспечение военной безопасности Союзного государства в числе своих приоритетных задач».

«Не следует ли расценивать подобное заявление как подготовку почвы для введения определенного контингента российских вооруженных сил на территорию Белоруссии с целью стабилизации политической обстановки в этом государстве?» — поинтересовалась «СП» у политологов.

— Это вполне возможно, — допустил член Совета по межнациональным отношениям при президенте России, политолог Богдан Безпалько. — Хотя на первый взгляд подобное заявление можно расценивать прежде всего как попытку предупредить «уважаемых партнеров» — если кто-то из них сам попытается вмешаться в белорусские события, то будет, соответственно, наказан. Тем более что опыта и примеров у нас достаточно, взять хотя бы ту же Ливию.

А вот на второй взгляд это уже, действительно, осторожный контроль над вооруженными силами Белоруссии. В украинском сегменте сейчас поднимается волна истерики по поводу того, что белорусские ПВО переходят под контроль России. Затрудняюсь сказать, насколько полно эта информация соответствует действительности, но ее появление само по себе вызывает очень сильное раздражение на Украине.

Но если контроль над ПВО и остальным руководством белорусской армией действительно перейдет к Сергею Шойгу, это хорошо. Поскольку будет означать, что по крайней мере какой-то контроль над этой территорией Россия получит, и для нее не будут неожиданностью какие-либо движения на этом направлении.

«СП»: — Выходит, вероятность непосредственного вмешательства «западных партнеров» во внутренние дела Белоруссии возможна? Может ли это быть полноценная военная операция, или, по аналогии с Крымом, на территорию республики будут проникать какие-то диверсионные подразделения?

— Да, я допускаю подобный сценарий, хотя пока и затрудняюсь сказать, в какой именно форме он может реализоваться. Здесь возможностей очень много.

«СП»: — Где следует искать главных интересантов подобного сценария? По ту сторону Атлантики или непосредственно в самом сердце Евросоюза?

— Ну, пока никаких подобных маневров не произошло, то и непосредственных интересантов, разумеется, искать тоже рано. Могу только предположить, что это не обязательно будут именно США. Например, активное участие в ливийских событиях принимала Франция. Которая и сейчас, кстати, активно вмешивается в дела на Ближнем Востоке, в Сирии и Закавказье.

С равным успехом вмешаться в белорусскую историю может и конкретно Германия, а, может быть, бенефициаром подобного «мероприятия» станет и коалиция европейских стран под общим руководством Соединенных Штатов.

Вариантов тут тоже очень много, но пока военное или диверсионное вторжение не состоялось, говорить о нем можно исключительно с теоретической точки зрения.

«СП»: — Если наше Министерство обороны все же перейдет от мягких предупреждений к непосредственным делам, какими политическими последствиями это может обернуться для России на международной арене? Нас в очередной раз обвинят в очередной аннексии?

— Это будет зависеть от того, что конкретно будет предпринято. Если армия Белоруссии просто перейдет под контроль Шойгу, не думаю, что кто-то на это бурно отреагирует. Запад вообще сейчас достаточно вяло отзывается на белорусские события. Никакой масштабной поддержки оппозиция оттуда не получает.

Очевидно, что Запад занял выжидательную позицию. И Америка, и Европа просто ждут, кто в этой борьбе окажется мощнее.

«СП»: — Почему же Запад не стремится так активно «раскачать» Белоруссию по аналогии с Украиной? Тоже ведь «подбрюшье» России. Или просто откровенно опасаются всерьез «бодаться» с нами за республику?

— Сам по себе украинский опыт оказался для стран Европы настолько негативным, что никому не хочется повторять его еще раз с Белоруссией. Вполне возможно, ряд европейских руководителей просто дожидается того момента, когда Лукашенко уйдет со своего поста хотя бы в силу того, что нынешняя его каденция, уже шестая по счету, рано или поздно закончится. И тогда в республике придут к власти прозападные силы, которые до этого времени никуда не денутся и будут только расти в численном выражении. То есть можно будет без серьезных финансовых вложений, скандалов, кровопролития, гражданской войны, потери территорий и всего прочего, что было на Украине, залучить Белоруссию в свой лагерь.

Для США сейчас не самый лучший момент влезать в Белоруссию, потому как там скоро выборы, и Трамп увлеченно сражается с Байденом, а Байден — с Трампом. На фоне того, что сейчас на кону право руководить крупнейшей в военном отношении страной в мире, Белоруссия для них не представляет интереса. Но как только выборы закончатся, то реакция Америки последует. Некоторые политики ее уже анонсируют. В частности, Байден говорил о санкциях в отношении ближайшего окружения Лукашенко. Наверняка потом последует что-то еще.

Читайте также

Америка перехватывает у России инициативу в Карабахе
Ключевой вопрос: когда закончится война, и кто ее остановит?

«СП»: — Образно выражаясь, у нас есть время до ноября, чтобы погасить очаг напряжения в Союзном государстве?

— Боюсь, времени у нас уже никакого нет. В том смысле, что мы попросту не сможем его успокоить. У нас сам по себе очень ограниченный инструментарий для того, чтобы либо успокоить Белоруссию, либо наоборот.

Ну что мы можем там сделать? Привлечь российских правоохранителей к подавлению местных протестов? Идея плохая, потому что протесты-то никуда не денутся. И у российского руководства достаточно здравого смысла, чтобы от этой идеи отказаться.

Залить Белоруссию деньгами? Мы уже согласились выдать ей полтора миллиарда долларов, однако политика многовекторности там, как мы видим, все равно сохраняется.

«СП»: — То есть, если дойдет до каких-то действительно серьезных последствий, то и присутствие российских войск не поможет?

— Ну а что могут сделать наши войска? Сражаться, что ли, с протестующими? Наши войска могли бы быть там к месту, если бы в Белоруссии обнаружили какое-нибудь хорошо вооруженное формирование, явно из другого государства, пытающееся вмешаться в канву событий. В этом случае мы действительно могли бы оказать соседям помощь.

Во всех остальных случаях мы так вмешиваться не можем. Так или иначе, Белоруссия реально суверенное и независимое государство, в котором у нас очень мало инструментов влияния. Ведь даже политические передачи, выходящие в России, в белорусском медийном пространстве подаются с купюрами и искажениями.

Выборы президента Белоруссии

В Минске правоохранителям пришлось применить спецсредства против митингующих

В Минске к резиденции Лукашенко движется колонна протестующих

В Киеве поведали, как станут именовать Лукашенко после 5 ноября

Песков прокомментировал непризнание Лукашенко некоторыми странами

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий