Со стратегией давно уже определились, или Почему выборы-2021 станут очередным «триумфом» Кремля — rtk-kabinet.ru

Чего ждать в следующем политическом сезоне

Алексей Мошков

223


На фото: президент России Владимир Путин и председатель партии «Единая Россия», заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев (слева направо) (Фото:
Дмитрий Астахов/ТАСС)

Политолог Аббас Галлямов считает, то у Кремля есть два способа провести думскую кампанию-2021: классический, когда будут протаскивать единороссов, как говорится, несмотря ни на что и даже вопреки, и модифицированный, суть которого состоит в создании преемника «Единой России».

«Для этого одна из альтернативных «системных» партий — лучше из новых — объявит себя «преемником «Единой России». Дескать, идеологически мы — те же единороссы, какими они были на заре своей юности, когда их партия только создавалась. Та же социальная ориентированность и патриотизм — вот только без нынешней коррумпированности, забюрократизированности и оторванности от людей», — поясняет политолог.

Читайте также

«Болезнь переходит в терминальную фазу», или Почему власть испугалась роликов в YouTube о кулинарных рецептах
К чему приведут различные блокировки

Такая технологическая операция, разумеется, если не наделать серьезных ошибок при ее реализации, может дать возможность единороссам и их преемникам «получить примерно тот же самый процент, который „Единая Россия“ набирала на пике своей популярности». «Для Кремля этот сценарий мог бы стать выходом из того тупика, в котором он сейчас оказался», — заключает Галлямов, упуская один важный момент: Кремль не рассматривает сложившуюся ситуацию как тупиковую.

Наоборот: данная конъюнктура видится «кремлевским стратегам», надо полагать, как наиболее оптимистичная.

Согласимся: партию власти в народе, мягко говоря, недолюбливают. Ну и что с того? Что, в этом есть какая-то проблема? Последние выборы, прошедшие в ЕДГ, убедительно показали: никакой проблемы нет. «Единая Россия», по меткому замечанию секретаря ее Генсовета Андрея Турчака, в очередной раз «жахнула».

Ну да, была парочка прецедентов, когда единороссов прокатывали по полной, но это даже хорошо. Если разобраться, ведь это можно использовать как неоспоримое доказательство того, что это там, в США, выборы фальсифицируют, а у нас — посмотрите — даже кандидаты от Навального проходят. У нас, в России — как народ решит, так и будет. А народ решит, что в Госдуме VIII созыва конституционное большинство должно принадлежать единороссам, потому что они не боятся брать на себя ответственность и принимают пусть непопулярные, но нужные для страны решения, например, повышают пенсионный возраст, НДС, «оптимизируют» медицину и прочая, прочая.

В свою очередь, то, что народ примет решение именно в пользу партии власти — об этом нам свидетельствует тот формат голосования, который очень успешно обкатали на «недореферендуме» по изменению Конституции, результаты которого пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал «триумфальными». И в том, что они будут именно такими и в следующий выборный сезон, — никаких сомнений не было с самого начала, ибо «триумф» уже заложен в сам механизм, структуру процесса голосования, как предустановленная программа в новом девайсе.

«В условиях, когда институциональная фальсификация обеспечивает гарантированные 50% голосов нужному кандидату до начала голосования, обсуждать можно только вопрос о том, какой состав Думы запланирован в президентской администрации (подозреваю, что поименные списки будущих депутатов уже составлены)», — совершенно справедливо отмечает политолог Борис Кагарлицкий в своем телеграм-канале.

По его версии, «голоса, реально отданные в ходе „досрочки“, пропадают ВСЕ. Никто их не пересчитывает и не фальсифицирует, сейф-пакеты просто заменяют заранее подготовленными», в которых и содержатся искомые 50% за нужного кандидата. «Если вы сравните цифры „досрочного голосования“ с общим процентом избирателей, участвовавших в прошлых выборах данного уровня, то обнаружите, что цифры совпадают, причем в некоторых регионах до долей процентов. Иными словами, „досрочка“ примерно равна среднему числу ВСЕХ избирателей, которые ходят на выборы данного уровня. Сколько реально пришло людей и как они голосовали, не имеет значения — бюллетени просто были заменены на заранее заготовленные примерно пропорционально запланированному числу», — объясняет эксперт.

Плюс «ковидные ограничения» блокируют всякое проявление протестной активности, что дает власти полный карт-бланш на проведение любых форматов, включая и «трехдневный».

Поэтому говорить о каких-то рисках и сценариях проведения думской кампании-2021 года не имеет смысла.

То, о чем пишет Галлямов, было бы актуально, если бы выборы проходили по старой системе — раз, и уровень фальсификата при этом не был бы зашкаливающим — два. Тогда АП нужно было бы придумывать стратегию, чтобы обеспечить «Единой России»… нет, не конституционное большинство, а хотя бы треть мандатов.

Ко всему прочему, Галлямов явно запаздывает со своим «прорывным сценарием» года так на два с половиной. Партию-преемника нужно было запускать, когда шло голосование по повышению пенсионного возраста. Вот если бы к Поклонской тогда присоединились хотя бы несколько партийцев, а после, когда законопроект был бы принят, на их сторону перешла бы еще какая-то часть — вот тогда альтернативная «Единая Россия» имела бы право на жизнь. И, думается, даже могла поглотить «консервативную» часть партии, тем самым изнутри реализовав перезапуск порядком дискредитировавшей себя партии. А сейчас в этом нет никакой надобности — все и так схвачено и риски все (имеются в виду возможные протесты) купированы.

Читайте также

Захар Прилепин: «Главное, чтобы ковид не сожрал культуру»
Писатель и редактор «СП» рассказал о том, есть ли будущее у российского искусства после эпидемии

Тем не менее, если основное направление выбрано, для его реализации имеется два сценария. Первый: власть в наглую протаскивает «Единую Россию» и дает ей конституционное большинство (то есть две трети мандатов). Второй: единороссы получают лишь техническое большинство, а конституционное добивается за счет партийных проектов АП, таких, как «Новые люди» или «Зеленая альтернатива».

Вот насчет этого вопрос еще не решен — каким путем идти. То ли начать потихоньку модернизировать партийную систему, урезая количество мандатов у оппозиционных парламентских партий, прежде всего КПРФ, — думаете, Кремль забыл, что коммунисты не поддержали президентские поправки в основной закон?! — и вводя новые партии, то ли оставить все по-прежнему, то есть снизить присутствие парламентской оппозиции, но не настолько, как в первом варианте.

За сценарий № 1 ратует Сергей Кириенко, а за № 2 — Дмитрий Медведев с Андреем Турчаком. И, надо полагать, победа останется за последними, учитывая, большие шансы Дмитрия Анатольевича вновь усесться в президентское кресло.

Однако про различные стратегии, которые будет «разрабатывать» партия власти, якобы боясь проигрыша, мы услышим еще не раз: как ни крути, а видимость демократического процесса все же как-то создавать надо. Да и политологам кушать тоже хочется.

Власть

Путин поздравил Медведева с победой в итоговом турнире ATP

Бондаренко: Жириновский и ему подобные будут отправлены на свалку истории

Мишустин объявил ликвидацию восьми институтов развития

Главу Хабаровского края Дегтярева возмутил конкурс на его охрану за 33 млн рублей

Все материалы по теме (4822)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий