Россия — это цивилизация смыслов — rtk-kabinet.ru

Профессор Евгений Костин: В отношениях России с Западом наступил момент истины

Юрий Строганов

34


Фото: обложка книги Евгения Костина «Русская литература в судьбах России»

На Всероссийском конкурсе «Университетская книга» в разделе «Лучшее издание по филологическим наукам» победила книга многолетнего заведующего кафедрой русской филологии Вильнюсского университета (1997−2006), профессора Евгения Костина «Русская литература в судьбах России.

— Евгений Александрович, расскажите, пожалуйста, о книге, которая стала победителем в этом конкурсе.

— Это новое издание моей книги «Достоевский против Толстого», которое появилось в свет в 2015 году и в последующем было переиздано в 2016, 2017 и 2018 годах.

Кстати, по сведениям мировой библиографической сети, именно эта книга находится больше чем в 50 библиотеках мира помимо России. Такая популярность среди читателей, специалистов, студентов привела к мысли выпустить новое издание, что я и сделал в 2019 году. Я исправил во многом прежний текст, а главное — дописал третью часть «Достоевский вместе с Толстым», в котором показал единство русских гениев по основным вопросам истории, искусства, судьбы России.

Читайте также

Неизвестная статья УК

Домашнее насилие присутствует во всех семьях, и с ним необходимо бороться на законодательном уровне

Оценка моей книги на конкурсе заключается в том, что это, собственно, признание филологической школы Вильнюсского университета в области русистики, к которой я имею честь принадлежать.

— Сейчас очень сложное время в отношениях русской цивилизации и Запада. Впрочем, простым оно никогда и не было, но все же, что нового в вашей книге, такого, что привело жюри к решению о вашей победе?

— Русская культура, особенно литература, стали серьезным фактором, влияющим на исторические процессы развития России. Но не только на них. Литература, по сути, сформировала тип сознания и ментальности, психологию русского человека, какой до сих пор выступает особым явлением мировой культуры. Он ни на кого не похож, и в этой своей уникальности представляет особый интерес у исследователей, в частности у меня. Об этом мы не раз с вами говорили. А сегодня я предлагаю поговорить о более актуальном, но связанном с русской культурой, с русским человеком, с Россией в целом, что и вошло в книгу новой ее частью.

— Евгений Александрович, вы заинтриговали.

— То, что вошло в книгу победительницу, я более детально раскрою в новом издании, которое скоро появится в свет, — «Запад и Россия. Феноменология и смысл вражды». В книге «Русская литература в судьбах России» и в предстоящей я развиваю прежние свои идеи о русской культуре и русской цивилизации. Пишу о том, что является для России, а, в общем, для всего мира самым важным сегодня, в данный исторический момент — о столкновении цивилизаций, от которого зависит будущее человечества. Одной из участниц этой исторической драмы, разворачивающейся на наших глазах, является цивилизация России.

— Понятно, что в коротком интервью не раскроешь проблему так, как в книге, но все же, — какая, на ваш взгляд, главная проблема острого конфликта России и Запада?

— Противоречие между Западом и Россией, какое стало одним из главных предметов рассмотрения в моих последних книгах, связано именно с тем, что духовное развитие западной и российской цивилизаций совершается по разным векторам, чуть не в противоположные стороны. При наличии некой общей части — влияние христианства, гуманистические ценности культуры, совпадение по ряду линий технологического развития, существуют, и значительные, области несовпадения в развитии. Это формирование образа будущего, реализация проекта человека в обеих цивилизациях. XXI век выступил разделительной чертой (как период окончательного определения приоритетов) между этими цивилизациями.

— Так все-таки сейчас самое сложное время в отношениях с Западом?

— На мой взгляд — да. Совершенно очевидно, что заканчивается период доминирования цивилизации «белого человека», и в качестве ведущих цивилизационных образований выступают такие, как китайская и индийская. В этом отношении, как ни парадоксально, русская цивилизация становится естественной союзницей западной цивилизации, так как они дети одной -иудео-христианской купели, наследники великих европейских цивилизаций древности — прежде всего античной. Но и китайская и индийская цивилизации возрождаются на основе их мощных предцивилизаций как в одном, так и в другом случае, только достижения их прародителей не стали общим достоянием человечества. Хотя многие изобретения, важные для мира до сих пор, возникли в Китае и Индии.

— Гм. Я думал, вы будете говорить о неразрешимом культурологическом, идеологическом конфликте России с Западом. Но выходит, происходящее в мире касается не только вопросов культуры, а ключевой проблемой для человечества является развитие цивилизации… Но ведь так было всегда. Почему все же именно сейчас происходит столь острый происходит конфликт России с Западом, каково место России?

— Россия находится в достаточно уязвимом положении, глядя на мировую перспективу. Демографические проблемы, трудности в этом случае удерживать под контролем громадные территории, развивать производства, какие требуют привлечения значительного числа исполнителей, неизбежно поставят перед руководителями России через 20−30 лет вопрос об окончательном историческом выборе геополитического (цивилизационного) союзника. Существует, правда, возможность выступать в роли некоего балансира между Западом и Востоком (уже в прямом смысле слова), исходя из уникальной двуединой природы русской ментальности, сформировавшейся на грани европейской и азиатской моделей жизни (с преимущественным, правда, доминированием европейской).

— То есть Россия в преддверии мучительного выбора, придется выбирать между Западом и Востоком?

— Совершенно верно. Как раз сейчас и наступает момент истины для русского человека, который должен ответить на вопрос о том, а достаточно ли количества накопленных им жизненных смыслов, навыков общения с посттехнологической и цифровой реальностью; какова во всем этом будет роль русской культуры и русской ментальной идентичности, которые лежали в основе всех прежних достижений русского (российского и советского) этноса, — в вызовах новой эпохи, очертания которой просматриваются сегодня.

—  А что, на ваш взгляд, является основным вызовом для человечества глобально, в мировом смысле?

—  Главный вопрос для человечества в данный исторический момент заключается в том, какая повестка дня для всего мира является жизненно актуальной. Без ответа на этот вопрос мы обречены на катастрофу, масштабы которой не видны только потому, что страшно взглянуть некоторым фактам прямо в лицо.

Что должно встать в полный рост перед человечеством именно сейчас, а не завтра или какое-то время спустя: борьба с изменениями климата, создание искусственного интеллекта и прыжок человечества на принципиально новый этап своей эволюции, прекращение межрелигиозных и межкультурных конфликтов по всей планете, уничтожение терроризма, в том числе бактериологического и ядерного, выравнивание в контексте всего человечества уровня жизни всех, без исключения, людей? Или же, надо выбрать другой путь, какой предлагается некими визионерами — сокращение численности населения земли теми или иными способами, изменение системы управления человечества в целом под присмотром мирового правительства, которое, конечно же, пока планируется по лекалам западного образа мысли, на базе западной цивилизации?

— Многие российские политологи считают, что страна должна сейчас определиться со своим восточным союзником — Китаем, стать на его сторону и вместе с ним развивать будущее человечества…

— Это привлекательный поворот событий, но есть один пунктик. Нельзя не признать, что встающие в полный рост «восточные тигры» до сих пор находятся под идеологическим влиянием западного типа цивилизаций. Совсем незаметно, но стереотипы, идеалы, образ жизни и все прочее, становится все более привлекательным для стран Азии, и та модель общества потребления, какая в полной мере реализована на Западе, почти проникла в поры и китайского и индийского общества. Понятное дело, что при этом сохраняется тьма разного рода национальной специфики, но западный проект является доминирующим для формируемой новой ментальности азиатских отдельных культур и цивилизаций.

В этом отношении Запад подмял под себя практически весь мир, к гносеологическому своему ужасу обнаружив, что его модель и содержание западного проекта себя исчерпали. Цикл данного посттехнологического этапа развития западной цивилизации практически завершен, она сама переживает кризис своей идентичности, так как пропали видимые цели и идеальные представления о том, куда двигаться и что делать дальше. При этом у него (а во многом и остального человечества) сохраняется упрямая вера в то, что спасителем и нитью Ариадны для всего мира опять-таки выступит Запад, и никто другой, никакая иная цивилизация.

— М-да, невесело. Какой-то у вас пессимистический взгляд. Но, все же, что делать России в условиях глобального обострения противоречий?

— При чем тут пессимизм? Просто надо трезво смотреть на вещи. Перед Россией, повторюсь, в перспективе ближайшего цивилизационного будущего встанет вопрос, к кому она должна будет прислониться: к уходящей западной цивилизации или к наступающей восточной. Или же, найдя в себе силы переформатирования всей сферы идеологической и духовной жизни, создав новую матрицу (проект) своего развития, она станет центром притяжения для всего человечества в самом главном — не потребительском — но духовно-культурном отношении.

Без самоопределения такого рода собственное, даже автаркическое, замкнутое своей территорией, пространство русской цивилизации обречено на постепенное угасание. Русская ментальность, сформированная тысячелетним опытом, столь отличным от всего, что мы наблюдаем на Западе и Востоке, не может существовать без определенного рода сверхсмыслов, которые она должна постоянно генерировать, оправдывая, таким образом, свое жизненное и цивилизационное существование.

— Выходит, все-таки мы возвращаемся к русской культуре и ее значению для всего мира и в данный момент?

— Да, это та самая площадка, на которой Россия крайне сильна и выделяется на фоне других цивилизаций. Можно кратко заметить, что в определенном отношении Россия может выступить и в качестве известного рода ориентира для всего человечества в наступающую эпоху. Ее главное онтологическое свойство, которое и сделало Россию цивилизацией и позволило создать культуру мирового уровня, состоит в умении продуцировать значительные и серьезные смыслы. Россия — это цивилизация смыслов. Их-то, как и производимых из них антропологических и социальных проектов, не хватает современному человечеству.

Оно продолжает исходить из количественных, материальных параметров развития цивилизации, все ценностные, смысловые ориентиры ушли даже не на второй, а куда-то еще дальше, план. Создание новой цифровой реальности присутствие в жизни человека искусственного интеллекта, появление практически тотальных и всеобъемлющих способов контроля за перемещениями человека, его предпочтениями (что мы уже имеем в полной мере, пользуясь компьютером), наблюдения над финансами, сексуальными интересами определенных слоев общества, в целом — над общественными настроениями и социальными предпочтениями и т. д. — все это, вместе взятое, приобретает характер цифровой тюрьмы для человека, в которой его самостоятельность и независимость как индивидуальности будет регулироваться только размерами цифровой клетки.

— Оригинальное определение. Но без усвоения новой технологической реальности, без «цифры» не обойтись и России, ведь так?

— Так-то оно так, но не через процесс новой «вестернизации», не через обращение (запоздалое, конечно) к китайскому опыту в технологическом отношении, Россия может обрести свое место в наступающем будущем и придать импульс развитию своей цивилизации, но через обновление своего цивилизационного кода, через раскрытие всех неосвоенных до сих пор смыслов, созданных прежней русской культурой. Ведь очевидно, что потенциал русской цивилизации, особенно с мощной, уникальной добавкой, произведенной в советское время, не то что не исчерпан, но он до конца и не понят как в России, так и, естественно, на Западе.

Если вообразить некое действие, по которому Россия, следуя заветам Петра Великого, начнет производить административные, технологические, поведенческие и культурные изменения в обществе и государстве по примеру более продвинутых соседей по европейской цивилизации, то на современном этапе развития цивилизации это окажется пустой тратой времени. Когда Петр совершал свои реформы, он освобождал ментальность людей и структуры страны от архаики в самом прямом смысле слова, и то, что он предлагал России и что было с благодарностью Россией принято, было новым этапом движения культуры и цивилизации вверх по лестнице прогресса и совершенствования всего, что связано с благополучием прежде всего государства, но в том числе, и людей.

Но сейчас? Что брать от Запада? Какова была бы цена новой волны «вестернизации» России, когда Запад ничего смыслового и содержательного ей предложить не может? Концепты Запада пусты, вычищены от содержания. Можно только посочувствовать великой цивилизации, которая пришла к «пустоте смысла» как итогу развития человека и всего с ним связанного. Автор понимает, что такого рода обобщения и генерализации, выражаясь толстовским словом, могут вызвать скептическую улыбку и отторжение, но, по существу, так оно и есть, Запад обнаружил в себе все более увеличивающееся пространство вакуума, которое камнепадным образом заполняется всякого рода добавками к человеку в виде разнообразных технологических приспособлений, устройств и прочих механистических предметов, которые не только не добавляют к человеку человека, но выстуживают его и избавляют от последних гуманистических иллюзий.

— Евгений Александрович, а нет ли в Ваших рассуждениях определенного противоречия: кто же будет прокладывать путь человечеству — Россия, Запад или Китай?

— Правильный вопрос, на который даст ответ сама реальная история. Но необходимо иметь в виду, что существует несколько уровней противоречий и на каждом из них есть свои развилки. Я отвечу Вам очень просто безо всяких историософских рассуждений. Во-первых, самым решительным образом России надо определиться с возвращением к своим культурным и ментальным истокам, включая советский опыт. Это еще, кстати, вопрос, как мировая история посмотрит на этот отрезок развития России, достаточно часто так бывает, что маргинальное событие выходит на первый план и преобразует человечество. Это я о зарождении христианства. Слабая секта, распинаемая на крестах Древнего Рима, одержала безусловную победу не только над древнеримской цивилизацией, но и над всем европейским континентом, породила высочайшую культуру и преобразовала внутренний мир человека. И мы живем до сих пор в пределах христианской культуры.

Во-вторых, необходимо образумиться западной цивилизации и увидеть мир в его реальной многосложности и многовекторности. Понять, что у человечества сейчас существует несколько альтернатив развития, и западная линия, к сожалению, уже не ведущая. И это, несмотря на то, что пока сегодняшние культурные и технологические ценности создаются в основном на площадке западной цивилизации. Но это — пока. И когда я говорю о том, что Запад сейчас культурно влияет на восточные цивилизации, то это временное явление, которое, к тому же, это уже замечено бдительной коммунистической партией Китая и пресекается во многих случаях. А сегодняшние коронавирусные карантины предоставили ему возможность для реального сокращения контактов с Западом и возвращением к «опоре на собственные силы». Тоже самое будет и в Индии.

Читайте также

Под тяжёлыми ударами

Сергей Шаргунов о равном бесправии пациентов и врачей

И в-третьих. Ситуация балансирования России между Западом и Востоком — это промежуточная стадия, после чего наступает время выбора — поворот или на Запад или на Восток. Остаться в истории человечества двуликим Янусом у России уже не получится.

Теоретически существует возможность вернуть России свое духовное доминирование в мире, но для этого необходимо совершить изменения во всем содержании политики в стране — от экономической модели до возрождения прежнего образования. Сила государства не возникает от тактического лавирования в тенетах истории и одерживании частных побед. Величие России как цивилизации и заключалось в том, что она никогда не боялась потерпеть поражение на том или ином этапе своего развития, поскольку ментально и исторически была уверена в своем торжестве стратегического порядка. Как говорил Достоевский — на фоне и для всего человечества, не меньше. Именно поэтому родилась великая культура XIX и XX веков — она вся подпитывалась и выросла на этом стратегическом видении своей особой роли и своей миссии в глобальном смысле.

Остальные пути провинциального, мелочного, тактического поведения России на мировой арене означает одно — ее поражение. Но в России — и это наша главная ментальная черта — мы никогда не верим в отрицательный исход нашей собственной истории, это не в правилах жизни нашего народа. Я думаю, что так и будет, но для изменения ситуации действовать надо сейчас.

Беседовал Юрий Строганов

Международное положение

Российские общественники предложили штрафовать соцсети за цензуру СМИ суммами в миллионы рублей

Познер: не имеет значения, кто победит на выборах в США

В Словакии введён запрет на размещение коммунистических символов на памятниках

В Новой Зеландии гей стал вице-премьером, а женщина с тату на лице возглавила МИД

Все материалы по теме (12303)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий