Профессор Катасонов: С электроникой в России снова плохо — rtk-kabinet.ru

«Цифровое минирование» РФ происходит под лозунгами «цифровой трансформации»

Валентин Катасонов

294


На фото: сотрудница Российского центра гибкой электроники на территории нанотехнологического центра «Техноспарк» в Троицке. (Фото:
Валерий Шарифулин/ТАСС)

В предыдущей статье я писал о том, что заявленные в 2014 году властями России планы импортозамещения в промышленности (всего 23 отрасли) с треском провалены.

Свое внимание я сосредоточил на одной отрасли — электронике. По той причине, что сегодня приоритетом государственной политики власти определили «цифровизацию», или «цифровую трансформацию» всей страны. А решение такой задачи возможно с помощью отечественной электроники («железа») и отечественного программного обеспечения («софта»). «Цифровая трансформация» России на базе иностранного «железа» и «софта» означало бы «минирование» страны и окончательное превращение ее в колонию Запада.

В конце сентября — начале октября этого года в Ялте проходила конференция (форум) «Электроника 2020» с участием чиновников правительства, руководителей российских компаний и специалистов отрасли. Несмотря на попытки некоторых чиновников показать, что в российской электронике не все так плохо и якобы происходит активное импортозамещение, многие выступавшие выразили очень серьезную тревогу по поводу состояния отрасли и ее способности обеспечить проведение суверенной цифровизации страны.

Я кратко отметил, что провалы в деле импортозамещения в сфере электроники прикрываются лукавым словом «локализация». А за показателями локализации электронной промышленности России торчат уши гигантов Силиконовой долины (Microsoft, Apple, Amazon, Facebook, Alphabet с входящей в ее состав Google и др.) и других иностранных IT-компаний. В развитие этой темы приведу некоторые откровенные признания участников конференции, позволяющие понять трагичность ситуации.

Читайте также

На строительстве скоростной трассы М-12 столкнутся китайские и европейские стандарты
Китайская компания «СиАрСиСи Рус» будет участвовать в строительстве автомобильной дороги «Москва — Нижний Новгород — Казань»

Наверное, никто лучше реальное состояние всей отрасли не знает так, как Василий Шпак, директор департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга России. И он признал, что большая часть так называемой «локализованной» продукции создается на «отверточных производствах»: «Локализация производства продукции в России для нас дает возможность создавать рабочие места, а для иностранных компаний быть ближе к потребителю их продукции, как логистически, так и в плане кастомизации (внесение корректив в стандартную продукцию с учетом требований заказчика — В.К.) под требования местного рынка.

В реальности все иностранные производители продвигают готовую продукцию, производимую на своих же заводах за рубежом, как и обычно, с теми лишь исключениями, что на корпус «наклеивается» логотип партнера (whitebox), и продукция в разобранном виде доставляется в РФ, где идет ее сборка".

Мало того, что такая «локализованная» продукция минирует всю страну (содержащиеся в ней «закладки» позволяют незаметно снимать необходимую информацию о пользователе и его деятельности, по сигналу извне заблокировать работу серверов и другой электронной аппаратуры, остановить работу промышленных предприятий и объектов энергетики, вывести из строя системы оружия и т. п.).

Такая «локализация», как признал Васили Шпак, означает также перманентное ограбление страны. Он пояснил, что локализация в сфере ИКТ (информационно-коммуникационных технологий) имеет следующую особенность: основная часть добавленной стоимости (до 80%) приходится на интеллектуальную составляющую, а доля собственного производства составляет всего 8% — 10%.

Право интеллектуальной собственности, используемой в производстве локализованной продукции, принадлежит иностранным корпорациям, они и получают свой жирный кусок от реализации продукции на российском рынке, а российским предприятиям отрасли достаются лишь крохи и объедки.

По конкретным видам российской «локализованной» продукции электроники структуры себестоимости и цены мне найти не удалось (скорее всего, информация закрытая). Но вот нашел интересный пример по продукции, производимой в Китае на основе использования иностранной интеллектуальной собственности.

Специалисты Мытищинского НИИ радиоизмерительных приборов (МНИИРИП) подсчитали структуру цены производимого в Китае планшета Apple iPad. Из самого названия продукта видно, что производство основано на использовании технологий (интеллектуальной собственности) американского IT-гиганта Apple. Некоторые комплектующие для производства конечного продукта поступают из-за границы. И вот какая получается раскладка по прямым производственным издержкам (% от цены реализации продукта): комплектующие и сырье — 31; рабочая сила (заработная плата) — 7. Еще 15% — расходы на логистику и продвижение товара в розничной торговле.

А что представляют собой оставшиеся 47% цены? Это плата за интеллектуальную собственность, проще говоря, рента. Основным бенефициаром, естественно, является корпорация Apple, которой достается 30% от цены. От цены откусывают и иные иностранные бенефициары (%): Южной Кореи — 7; США (кроме Apple) — 2; Тайваня — 2 и др.

Apple и другие IT-компании продавать свои технологии не собираются, они ревниво охраняют свои права на интеллектуальную собственность, ибо она является основой их технологического паразитизма.

Директор омской компании «Промобит» (разработчик и производитель систем хранения данных под торговой маркой BITBLAZE) Максим Копосов констатирует этот неприятный факт: «Совершенно очевидно, что иностранные производители никак „не расположены“ делиться интеллектуальной собственностью. Более того, им запрещено это делать в рамках санкционной политики США, поэтому многие компании, которые, может, и готовы были бы усилить интеграцию, не могут этого сделать. Кроме того, доминирующее положение иностранных производителей на российском ИТ-рынке дает им возможность диктовать условия».

В России многие предприятия электроники, получивших статус «локализованных производств», фактически оказываются (помимо их воли и желания) щупальцами американских и иных иностранных IT-гигантов, высасывающих соки из российской экономики. Специалисты уже упомянутого выше российского института МНИИРИП, не называя точных цифр, приводят один пример «сотрудничества» российских производителей электроники с западными компаниями хайтека: в России «локализовано» производство инфраструктурного оборудования сетей 4G. Так вот, до 80% в структуре цены приходится на специальное ПО иностранного происхождения, а на долю собственного производства приходятся единицы процентов.

Вот и Василий Шпак раскрыл «тайну Мадридского двора», назвав некоторые усредненные цифры по отрасли: основная доля добавленной стоимости в «локализованных» производствах ИКТ сосредоточена в интеллектуальной составляющей — до 80%, а доля собственно производства составляет всего 8 — 10%.

Читайте также

Дмитрий Медведев снова указал путь в светлое будущее
С чем «Единая Россия» пойдет на выборы в Госдуму

Очень эмоционально, но точно прокомментировала сложившуюся в отрасли ситуацию Светлана Аппалонова, председатель Совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов (АПЭАП): «Образно говоря, отдавая рынок зарубежному вендору (компании, объединяющей в одну торговую марку производимые и/или реализуемые товары и услуги — В.К.) за право локализации, российские компании получают от всего этого единицы процентов. Это точно не путь к лидерству в высокотехнологичных областях.

Локализация как перенос части технологических операций в страну, в которой вендор продает свою продукцию, обычно осуществляется по двум причинам. Либо экономическим, как было с Китаем, когда там просто был очень дешевый труд и правильная логистика. Либо политическим, когда транснациональные корпорации готовы бросить крохи «с барского плеча» местным компаниям и организациям за то, что им целиком откроют локальный рынок".

Участники форума в Ялте с горечью констатировали, что отрасль не получает необходимой поддержки от государства. В результате заказчики, причем не частные, а государственные, предпочитают закупать иностранную продукцию — либо напрямую (через импорт), либо под видом «локализованной». Это признал и Василий Шпак: «Импорт производства на фоне ухудшения положения российского аналога: зачастую аналоги есть, но предпочтение отдается не их развитию и продвижению, а локализации импортного. То есть развиваем импортных производителей».

Один из крупнейших секторов российской экономики, закупающих гигантские объемы «железа» и «софта», — энергетика. Вся она базируется на иностранных информационно-коммуникационных технологиях. На форуме вице-премьер Ю. Борисов

признал, что еще 2−3 года назад закупки российской продукции ТЭКом были нулевые: «Ни рубля продаж российской продукции, ничего отечественного не внедрялось, несмотря на их огромные инвестиционные программы в сотни миллиардов рублей».

А далее он с гордостью добавил: «А сегодня объем продаж составил 12 млрд. рублей». Конечно, чиновнику хотелось продемонстрировать «достижения». Но если сравнивать названную им сумму с общими объемами закупок ИКТ российской энергетикой, то это выглядит как гомеопатическая доза. На форуме была обнародована цифра лишь по нефтяной промышленности: ежегодные закупки «железа» и «софта» этой отраслью составляют 300 млрд руб. А ведь в ТЭКе еще есть газовая, угольная промышленность, электроэнергетика. Согласно моим грубым прикидкам, ежегодные закупки «железа» и «софта» всем ТЭКом России составляет порядка одного триллиона рублей. Пока, если опираться на приведенную Ю. Борисовым цифру, получается, что импорт в этих закупках составляет 99,9%.

Приведу некоторые цифры, которые были в последнее время озвучены руководителями российских компаний, выступающих в качестве производителей ИКТ. В феврале этого года директор радиоэлектронного кластера государственной корпорации «Ростех» Сергей Сахненко раскрыл еще одну «тайну Мадридского двора», которая была озвучена пресс-службой корпорации: «Доля зарубежного оборудования в объеме закупок госкомпаний составляет 95%, только 5% по самым оптимистичным оценкам приходится на отечественную высокотехнологичную продукцию. То есть государственные средства в больших объемах фактически расходуются на поддержку зарубежных товаропроизводителей».

Читайте также

Профессор Катасонов: «Цифровое минирование» России продолжается
Об импортозамещении и «локализации» в сфере информационных технологий

Впрочем, не такая уже это и тайна. За несколько дней до откровения С. Сахненко вице-премьер РФ Юрий Борисов сообщил, что предприятия Ростеха смогли в 2019 году выиграть меньше половины запланированных госконтрактов на поставку радиоэлектронной высокотехнологичной продукции по нацпроектам из-за препятствий, созданных заказчиками торгов.

Чиновник сказал, что по трем направлениям высокотехнологического оборудования — медицинская техника, телекоммуникации, вычислительная техника — было разыграно в общей сложности около 300 тыс. лотов на сумму 850 млрд. рублей. Отмечу, что это без малого 5% бюджетных расходов РФ в 2019 году. В валютном эквиваленте при прошлогоднем курсе рубля получается сумма в 12−13 млрд долл. Исходя из оценки, озвученной С. Сахненко, получается, что из страны в прошлом году из страны ушло в рамках госзакупок примерно 11−12 млрд долл. Вот так российское государство поддерживает иностранный хайтек.

Возвращаясь к Ростеху, отмечу, что госкорпорация планировала выиграть в прошлом году заказы на 100 млрд. рублей, но в итоге получилось только 45 млрд. рублей, а 55 млрд. рублей ушли иностранным поставщикам. Это цифры, которые озвучил вице-премьер Юрий Борисов. Чиновник назвал причины таких потерь: ценовой демпинг иностранных производителей и завышенные технические требования заказчиков к оборудованию.

Те, кто принимает решения в пользу иностранных поставщиков, утверждают, что они делают «благое дело», ибо экономят бюджетные деньги. Очень лукавая логика. Деньги с концами уходят из страны и работают на укрепление иностранных конкурентов, убивая российских производителей. Иностранные конкуренты в лице IT-корпораций Силиконовой долины имеют такие возможности, какие российским производителям и не снились. Я имею в виду почти бесплатные деньги, которые они получают от Федеральной резервной системы и которые позволяют им заниматься демпингом на российском рынке ИКТ.

В то же время налоговое бремя, которое до последнего времени возлагалось на российские компании IT-отрасли было несравненно более тяжелым, чем в США.

Читайте также

Матрас, банка, банк: Где деньги хранить сегодня?
Хорошие новости и для банкиров, и для клиентов: на кредитно-финансовом рынке появилась реальная конкуренция

Опять обращусь к информации «Ростеха». По оценкам этой госкорпорации, российский производитель ИКТ платит в шесть-семь раз больше налогов в бюджет РФ, чем иностранный. Это связано с тем, что при продаже отечественного товара, кроме налога с прибыли, необходимо заплатить ряд других налогов.

Многие образцы российской продукции по качеству и цене не хуже зарубежных, а иногда и превосходят их, отметили в пресс-службе «Ростеха»: «Но по каким-то причинам продолжает закупаться импорт. В итоге государственные средства уходят за рубеж, при этом страна теряет налоги, рабочие места, дополнительные возможности для развития своей промышленности».

Итак, сказано: «по каким-то причинам». Мне кажется, наступил момент, когда разбираться в этих причинах должны уже не экономисты, а правоохранительные органы.

Справедливости ради, следует признать, что кое-какие усилия по спасению российской электроники делаются. Например, вводится льготный налоговый режим. Но даже при самом оптимистичном сценарии (если компании отрасли получат действительно налоговые преференции и в государственных закупках будет наведен элементарный порядок), реальных результатов (настоящего импортозамещения, а не «локализации») можно ожидать лишь через несколько лет. А пока, полагаю, власти надо умерить свой пыл в деле «цифровой трансформации» России. Ибо за этим красивым словосочетанием скрывается «цифровое минирование» страны.

Бизнес в России

Рейтинговое агентство Moody’s присвоило Банку «Солидарность» долгосрочный рейтинг банковских депозитов B2 с прогнозом «Стабильный»

Стало известно, сколько зарабатывают подростки в России

На форуме «Export.ПерезаGROOZка» директор по развитию АО КБ «Солидарность» Леонид Рыжов рассказал о финансовых технологиях для экспорта

В России начали собирать трамвайные вагоны по принципу конструктора Lego

Все материалы по теме (1137)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий