Кремль жадность не подведет: Российский бизнес свое получил и хватит — rtk-kabinet.ru

Недостаточные меры поддержки экономики РФ аукнулись проблемами

Андрей Полунин

3981


Фото: Александр Щербак/ТАСС

Материал комментируют:

Никита Масленников

Кремль не видит необходимости в новых мерах поддержки бизнеса на фоне пандемии COVID-19. Об этом 7 октября заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Он уточнил, что помощь, о которой правительство объявило весной, была оказана на фоне остановки экономики. «В настоящий момент экономика функционирует, все отрасли работают, поэтому ситуация иная», — сказал Песков

«Малый и средний бизнес получил достаточно серьезную поддержку во время этого кризиса», — сказал представитель Кремля. «Говорить о том, что в целом правительство занималось какой-то вертолетной, как это говорят, поддержкой или раздавало „вертолетные деньги“, не приходится. Поддержка в целом была точечной», — указал он.

Напомним, на фоне пандемии коронавируса в России был принят ряд законов, которые направлены на поддержку экономики и населения. В частности, была приостановлена до конца года проверка организаций малого и среднего бизнеса, а представителей наиболее пострадавших отраслей освободили от уплаты налогов и страховых взносов, начисленных во втором квартале 2020 года.

23 сентября правительство утвердило «Общенациональный план действий» на 2020−2021 годы по восстановлению экономики — он разрабатывался Белым домом по поручению Владимира Путина. План в заключительной версии стоит 6,4 трлн. рублей, и с точки зрения финансирования более чем наполовину исполнен.

Читайте также

Геннадий Зюганов: Путин услышал КПРФ
Лидеры фракций и президент сошлись в том, что стране нужна сплоченность

Основная идея плана из более 500 мероприятий до конца 2021 года — выход на рост в 3% ВВП через цифровизацию среды госуправления и взаимодействие с бизнесом, массовое дерегулирование, дорожные инвестиции и точечные субсидии.

Первый этап, уже реализованный, предполагает остановку спада ВВП во втором квартале 2020 года, восстановление к докризисным оборотам обработки, розницы, услуг. Второй этап — с октября 2020 года по июнь 2021 года — стабилизация и снижение безработицы, возвращение квартальной динамики ненефтегазового ВВП и реальных доходов населения на уровень не ниже чем в 2019 году. Третий этап — выход на плановую (национальные цели) траекторию роста ВВП, не менее 3% год к году, безработица ниже 5%, устойчивый рост доходов домохозяйств.

На первый взгляд, выглядит неплохо. Но если сравнивать с США и ЕС, российские меры поддержки экономики — чисто гомеопатические. Напомним, еще в марте Сенат США одобрил антикризисный пакет мер стоимостью $ 2 трлн. Он предусматривал выплату физическим лицам фиксированной суммы в $ 1200. Супружеские пары, подающие совместную заявку, получали $ 2400, семьи с детьми — по $ 500 на каждого ребенка, безработные — по $ 1000 в месяц.

В Америке около $ 500 млрд. было выделено на кредиты и помощь компаниям, пострадавшим от пандемии. Сумма на кредиты конкретно малому бизнесу составила $ 350 млрд. — при условии, что предприятия не будут сокращать своих работников.

А теперь вернемся к России. По экспертным оценкам www.forbes.ru/biznes/397115-glubokaya-yama-dlya-biznesa-kak-vlasti-obrekayut-ekonomiku-na-zatyazhnoy-krizis, до коронавирусного кризиса в сфере малого и среднего бизнеса было занято 15 млн. человек, которые производили 1/5 ВВП РФ. При этом объем долговой нагрузки в секторе составлял около 5 трлн. рублей. До половины этих кредитов, по оценкам, в период пандемии потребовали реструктуризации или кредитных каникул. Только на решение этой проблемы требовалось 7−10 трлн. рублей — больше, чем кабмин выделил на весь антикризисный план.

На этом фоне слова Пескова о «серьезной поддержке» малого бизнеса выглядят как минимум странно. Что стоит за заявлением Кремля, помогли бы новые меры поддержки встать экономике РФ на ноги?

— Если бы не меры поддержки, экономика РФ провалилось не на 8% по итогам второго квартала, а на 10−12%, — отмечает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — И в годовом выражении было бы падение не 3,9% ВВП, как прогнозирует Мипнэкономразвития, а 6,3%. Замечу, в ситуации повторной коронавирусной атаки официальный прогноз не актуален — скорее всего, падение в 2020 году составит 4−5% ВВП.

Этому противопоставлен правительственный план на 6,4 трлн. рублей. Причем, из этой суммы уже потратили более 4 трлн. — так что на антикризисные меры остается не так много. Приходится еще активно занимать: чтобы закрыть дефицит бюджета в размере 4,4% ВВП, до конца года необходимо изыскать еще около 3 трлн. рублей — изъять эти деньги из экономики, и тем самым сократить потенциал ее роста.

«СП»: — Песков говорит, что меры поддержки достаточны. С этим можно согласиться?

— Вопрос философский. Можно, конечно, говорить, что не требуется новых мер — и отчасти согласиться с Песковым. Но только с оговоркой: давайте разберемся со старыми мерами. Давайте проанализируем, как эти меры сработали, насколько они оказались доступными и востребованиями.

В реальности, проблема не в том, добавлять ли новые меры поддержки. Вопрос стоит о продлении некоторых прежних мер. И нужно решить: какие именно меры мы сворачиваем, а какие продляем.

Сейчас в этом определенности нет. Скажем, продлили до января 2012 года — на три месяца — мораторий на возбуждение дел о банкротстве. А теперь получается, что за это время надо успеть принять поправки в законодательство, которые регулируют процедуры реабилитации компаний. Чтобы, грубо говоря, было так: в ходе банкротства меняется собственник, а само предприятие не закрывается, и сотрудники остаются на рабочих местах.

По признанию Минэкономразвития — это настоящая сверхзадача. Но на пути ее решения чисто объективные трудности: Госдума перегружена, и успеют ли парламентарии принять необходимые законы — вопрос открытый. Между тем, эти поправки могли бы существенно улучшить деловую активность.

Плюс многое неясно с налогами: завершатся ли отсрочки по уплате налогов и недоимок до конца текущего года, или частично уйдут на 2021 год? А ведь это — чрезвычайно важный момент. Если у предприятия есть налоговые недоимки, его счета могут арестовать, и такое предприятие не сможет получить кредит — даже под оборотные средства.

«СП»: — Всемирный банк выпустил доклад о влиянии пандемии на малые и средние предприятия. В нем он указывает на риски долговой политики РФ по наращиванию госзаймов для финансирования дефицита бюджета — в частности, ради поддержки малого бизнеса. Опасения аналитиков ВБ связаны с финансовыми ограничениями для такой поддержки в долгосрочной перспективе. ВБ говорит о целесообразности точечной поддержки лишь тех МСП, которые способны обеспечить восстановление экономики. Получается, ВБ считает спорной щедрость поддержки Россией малого бизнеса в кризис?

— Аналитиков ВБ многие неправильно поняли. Они не против поддержки МСП, они за то, чтобы помощь была адресной. А у нас сегодня правительство поддерживает фактически все МСП. В том числе, абсолютно неэффективные предприятия, которые после коронавируса вернутся на рынок со своей низкой производительностью и эффективностью. ВБ как бы говорит нам: ребята, вы разберитесь, кого вы поддерживаете — как раз адресность является трендом в мировых антикризисных мерах.

Но для нас, я считаю, все-таки важнее разобраться: какие меры поддержки сработали и дали исчерпывающий эффект, какие только начинают работать, а какие вообще никак не коснулись бизнеса — потому что есть и такие.

Читайте также

Власть обманула: Врачам так и не заплатили за спасение россиян от коронавируса
По всей стране проходят акции «Заплати за COVID», но представители здравоохранения денег не видят

Многие предприятия обратились за мерами поддержки — и им отказали. По опросу клиентов из сферы малого и среднего бизнеса, проведенного банком «Открытие», воспользоваться мерами поддержки смогли только 25% респондентов. При этом отказ получили 33% обратившихся.

Я бы сейчас провел жесткий и нелицеприятный аудит: что сработало, какой эффект получил бизнес, и какая цена получилась у бюджета. Минфин, например, сейчас твердит: в 2021 году из-за снижения с 30% до 15% страховых взносов для малого бизнеса выпадающие доходы составят 590 млрд. рублей. Нужно чем-то это компенсировать, уверяет Минфин, — и натягивает налоги: НДПИ, акцизы на сигареты. Надо ли это делать — никто толком не считал.

Или еще момент, который целиком зависит от правительства: ЦБ необходимо решить, когда сворачиваются регулятивные послабления по обязательным резервам для банков. Это тоже очень важно: ведь сейчас предприятия берут льготные кредиты под 2% годовых для выплат зарплат сотрудникам.

«СП»: — Как все перечисленное влияет на экономику?

— Названные факторы тормозят рост деловой активности. По идее, кабмин должен действовать энергично, но он предпочитает запоздало реагировать на ситуацию. Именно в результате такого подхода, повторюсь, мы получим спад в 4−5% ВВП по итогам года.

Экономический кризис

Эксперт: россиян вновь ждут сокращения

Из-за пандемии COVID-19 у 4,6 млн россиян сократилась зарплата

Почти половина россиян репродуктивного возраста не желает заводить детей

Что будет с ценами в октябре в России, рассказали аналитики

Все материалы по теме (3725)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий