Карабаха мало: Эрдоган докажет Западу, кто хозяин в Эгейском и Средиземном морях — rtk-kabinet.ru

«Перетягивание каната» поможет президенту Турции отвлечь население от насущных проблем

Бурак Бекдил

364


Фото: Zuma/TASS

Дэвид Л. Филлипс, директор «Программы миростроительства и прав в Институте по изучению прав человека» при Колумбийском университете (Program on Peace-building and Rights at the Institute for the Study of Human Rights at Columbia University), недавно сказал:

«В годовщину вторжения Турции и оккупации Рожавы (северо-восток Сирии) Эрдоган пытается отвлечь турок от несостоявшейся демократии и нестабильной внутренней экономики в Турции путем разжигания войны в Сирии, Ираке, Ливии, Сомали и Восточном Средиземноморье. Нацелившись на армян в Нагорном Карабахе, Турция и ее ставленники-джихадисты также угрожают еще одним армянским геноцидом.

НАТО — это больше, чем союз безопасности. Это — коалиция стран с общими ценностями. Турция при диктатуре Эрдогана является исламистской, антиамериканской и враждебной Европе. Заявка Турции на вступление в НАТО была бы немедленно отклонена, если бы ее подали сегодня".

Филлипс был одним из тех, кто подписал заявление «Пора порвать с Эрдоганом» («It’s Time to Break with Erdoğan»), опубликованное 9 октября председателем бесприбыльной организации «Справедливость для курдов» (Justice for Kurds) Томасом С. Капланом и ее президентом Бернаром-Анри Леви на двухстраничном центральном развороте The New York Times.

Читайте также

В обход Баку: Как Россия будет обеспечивать своих миротворцев на Южном Кавказе
Вариант — даст ли дорогу российским военным Азербайджан — не рассматривается

Через несколько дней после публикации заявления Times, «перетягивание каната» между традиционными соперниками Турцией и Грецией в Эгейском и Средиземном морях стало еще более напряженным. Афины объявили, что NAVTEX (навигационный телекс) для проведения учений по стрельбе в Эгейском море, охватит период, включающий 29 октября, национальный праздник Турции. Анкара ответила, что 28 октября объявляет о своем собственном NAVTEX в Эгейском море и принимает решение отправить свое исследовательское судно Oruç Reis на оспариваемый континентальный шельф всего в 6,5 морских милях от греческого острова Кастелоризо.

Эта эскалация может усилить политические связи между Грецией и ее западными союзниками, а также вынудить ЕС от угроз ввести санкции в отношении Турции перейти к фактическим санкциям против этой страны.

14 октября министр иностранных дел Германии Хайко Маас отменил запланированную поездку в Анкару, чтобы продемонстрировать солидарность и поддержку, «которую Греция получает от нас, всех в Европейском союзе, и от Германии». Он также напомнил своим слушателям, что кризис NAVTEX с Турцией будет обсуждаться на предстоящем саммите ЕС, что является намеком на возможные санкции.

Госдепартамент США назвал шаг Турции «преднамеренной провокацией». «Заявление Турции в одностороннем порядке усиливает напряженность в регионе и намеренно затрудняет возобновление важных предварительных переговоров между нашими союзниками по НАТО Грецией и Турцией», — говорится в заявлении официального представителя Моргана Ортагуса. «Принуждение, угрозы, запугивание и военная активность не снимут напряженности в Восточном Средиземноморье».

У Эрдогана имеются идеологические, дипломатические и прагматические причины для эскалации конфликта. Идеологически его догматический исламизм по своей сути антизападен. Он любит изображать любой спор через призму бесхитростного местничества, которое можно выразить фразой «Мы — хорошие мусульмане, которые выступают против неверных». Он будет стараться поддерживать напряженность на достаточно высоком уровне, чтобы демонстрировать героический фронт сторонникам своей исламистской/националистической партии — но не настолько, чтобы вызвать санкции ЕС в то время, когда экономика Турции находится в неустойчивом состоянии. На уровне прагматики Эрдоган знает, что любая внешняя конфронтация повысит его рейтинг у себя дома.

У Анкары есть возможности для противостояния Греции, включая использование турецких проливов в качестве оружия.

Конвенция Монтрё 1936 года о режиме турецких проливов установила Босфор в качестве международного морского пути, но дала Турции право ограничивать прохождение судов стран, не являющихся причерноморскими странами. Ежегодно через Босфор транспортируется около 3 миллионов баррелей нефти и 20 миллионов тонн нефтепродуктов, и в ближайшем будущем эти цифры, вероятно, увеличатся. В 2019 году через эти воды прошли более 40 тысяч судов, перевезя почти 650 миллионов тонн грузов. Такой уровень движения подтвердил, что Турецкие проливы являются одним из важнейших морских торговых коридоров в мире.

В 2019 году суда, принадлежащие Греции (4 936 судов крупнее 1 000 брутто-тонн и общей грузоподъемностью 389,7 млн. тонн), составляли почти 21% мирового торгового флота и 53% торгового флота ЕС. Принадлежащие Греции суда составляют 32% от общей вместимости танкеров, 23% сухогрузов и 15% — вместимости судов, перевозящих химикаты и нефтепродукты. От морских перевозок в 2018 году поступление денег в экономику Греции составило 16,6 миллиарда евро. Эти цифры делают греческих собственников самой большой группой судовладельцев по национальной принадлежности. Таким образом, если Турция ограничит движение греческих судов через Турецкие проливы, то это будет серьезным ударом по экономике Греции.

«Турция имеет право закрыть свои проливы для судоходства, сославшись на угрозы безопасности в Эгейском и Средиземном морях», — сказал подполковник (в отставке) Митхат Ишик. «Турция может рассмотреть вопрос о закрытии проливов, если [напряженность в отношениях с Грецией] сохранится». Он процитировал статью 20 Конвенции Монтрё: «Во время войны, когда Турция является воюющей стороной, постановления статей 10−18 не будут применяться; проход военных кораблей будет зависеть исключительно от усмотрения Турецкого правительства».

Читайте также

Дорогие их старики: За кого американцы заплатили больше — за Трампа или Байдена
Один кандидат обошел второго почти вдвое по сбору средств. Почему?

По словам адмирала в отставке Джихата Яйджы, «если ЕС наложит санкции на Турцию, Анкара может перенести все коммерческие судоходные потоки на дневное время, объявить обязательным использование лоцманских судов, определить маршруты судоходства … Турция может замедлить проход греческих и греко-кипрских судов, … может даже закрыть проливы «.

Это правда? На самом деле, нет. Турция может использовать статьи Конвенции Монтрё как предлог для повторного регулирования судоходства через Турецкие проливы только в военное время.

«Как и все многонациональные конвенции, принцип добросовестности применяется и к Конвенции Монтрё. Ожидается, что подписавшие стороны будут действовать добросовестно при толковании и выполнении конвенции», — сказал один высокопоставленный турецкий дипломат. «Если Анкара введет ограничения на судоходство только потому, что „в наши дни мы не любим наших эгейских соседей“, то Турции это не принесет никакой пользы».

Таков итог. Похоже, что Турция будет пытаться поддерживать оптимальный уровень напряженности по поводу Эгейского моря; достаточно высокой для того, чтобы турки сплотились вокруг своего лидера, но не настолько высокой, чтобы спровоцировать жесткое возмездие Запада.

Автор: Бурак Бекдил — Burak Bekdil — колумнист, проживающий в Анкаре. Регулярно пишет для Gatestone Institute и Defense News, сотрудничает с Middle East Forum. Он — основатель и редактор исследовательской организации Sigma (Анкара).

Источник

Перевод Сергея Духанова

Военное обозрение

Юг России защитят термобарические огнеметы «Тосочка»

Ребенка убила ракета, выпущенная по «зеленой зоне» Багдада

Ракету-носитель «Ангара» вывезут на стартовый комплекс 17 ноября

США опасаются, что в случае войны с РФ «Посейдоны» смогут утопить американские города

Все материалы по теме (2872)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий