Карабах ждет от Макрона признания — rtk-kabinet.ru

Пойдет ли президент Франции на открытое противостояние с Эрдоганом?

Светлана Гомзикова

330


На фото: военнослужащие армии обороны Нагорного Карабаха в окопах (Фото:
Сергей Бобылев/ТАСС)

Материал комментируют:

Станислав Тарасов

Руководству Франции поступило предложение признать независимость Нагорного Карабаха. Сделать такой шаг власти призывает сенатор от партии «Республиканцы», член комитета по конституционному законодательству и всеобщему избирательному праву Валери Буайе.

Проект соответствующего документа она обещает внести на рассмотрение в верхнюю палату парламента до конца текущей недели. Как пояснила политик на своей странице в Twitter, противодействовать «наступлению» Азербайджана на Нагорный Карабах — значит, противостоять и «распространению турецкого исламизма по Европе».

Напомним, не так давно премьер-министр Армении Никол Пашинян в интервью франкоязычному каналу Tv5Monde поделился надеждой, что официальный Париж в скором времени «признает независимость Нагорного Карабаха». А накануне министр иностранных дел непризнанной республики Масис Маилян о том же попросил аккредитованных в Армении послов иностранных государств, указав на то, что это гарантирует мир и безопасность в зоне конфликта.

Вопрос, гарантирует ли…

Президент Азербайджана Ильхам Алиев уже заявил, что Баку никогда не признает независимость Нагорного Карабаха и «немедленно разорвет» дипломатические отношения с любой страной, которая это сделает.

На сегодняшний день, насколько известно, субъектность Нагорно-Карабахской республики (НКР) признали только Абхазия, Южная Осетия и Приднестровская Молдавская Республика. Однако они сами не являются в полной мере признанными международным сообществом государствами, потому их позиция, наверное, Баку не очень беспокоит.

Но что будет, если такой шаг сделает Франция, которая, тем самым пойдет не только на конфликт с Азербайджаном, но и катализирует эскалацию с Турцией, стоящей за ним?

Читайте также

«Бухгалтер» Силуанов рвет оборону России
Минфин направил в Кремль проект новой военной «реформы», которой позавидовал бы даже печальной памяти Сердюков

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Павла Тимофеева:

— На самом деле, здесь не все так однозначно, поскольку проблема имеет несколько уровней. Первый — внутриполитический. Буайе представляет партию республиканцев. И, наверное, эта партия может принять представленный ею документ в рамках Сената, тем более, у них там большинство сохраняется. Но это не означает автоматически, что французская исполнительная власть примет это к сведению и последует за этой резолюцией. Потому что хоть у партии Макрона и партии «Республиканцы» повестка по ряду вопросов совпадает, но все-таки не во всем.

В этом смысле показательным является другой пример, гораздо более для нас актуальный. Это когда в 2015 году те же республиканцы приняли первую в Евросоюзе резолюцию, призывающую отменить санкции в отношении России по украинскому кризису. Несмотря на то, что такая резолюция, действительно, была принята, мы видим, что «воз и ныне там». И ничего принципиально в позиции Франции не изменилось.

Это говорит лишь о том, что внутри французского истеблишмента существуют силы, которые настроены действовать более оперативно, более решительно в отношении тех или иных вопросов. Но их позиция разделяется не всеми.

Второй уровень — международно-политический. И здесь, честно говоря, я тоже с трудом могу себе представить, что Франция вот так возьмет и в одностороннем порядке признает Нагорный Карабах. Для того чтобы это произошло, Нагорный Карабах должна признать сама Армения.

«СП»: — Президент Армении Армен Саркисян заявил, Ереван не признает Карабах, потому что не хочет усложнять переговорный процесс с Баку. Но сделает это, если обсуждение проблемы зайдет в тупик.

— В любом случае Армения должна это сделать первой, если она хочет, чтобы НКР признали другие. Но есть еще один важный аспект.

Франция, хоть и гордится своей самостоятельностью в принятии решений, в последнее время очень часто свои действия коррелирует с другими членами Евросоюза. Прежде всего, с Германией. Тем более, если речь идет о таких серьезных вещах — а признание самопровозглашенного государства, это очень серьезный внешнеполитический шаг.

Я не уверен, что Париж в этом вопросе готов действовать самостоятельно, не согласовав свою позицию с другими странами ЕС. Все-таки здесь у них уже выработалась определенная практика солидарности и консенсуса.

«СП»: — То есть, дело не в том, что Париж просто не хочет провоцировать эскалацию с Турцией-страной НАТО?

— Трения между Парижем и Анкарой связаны не только с Карабахом (понятно, исторически Франция очень сильно тяготеет к Армении, во Франции серьезная армянская диаспора, армянское лобби). Но разногласия между странами в последнее время начались по целому ряду региональных кризисов. Это и Сирия с Ливией. И греко-кипро-турецкий спор за воды шельфа Средиземного моря.

Поэтому для Франции это новое обострение отношений с Турцией, наверное, будет болезненным. Но, я не могу сказать, что оно как-то серьезно изменит всю обстановку, поскольку такой тренд идет уже несколько лет.

Да, Турция — это страна НАТО. Но Франция является ровно такой же страной.

Означает ли это, что их конфликт выльется в какие-то более горячие формы, о чем некоторые эксперты любят спекулировать? Нет, я думаю, не выльется. Хотя бы потому, что странам, которые находятся с ними в одном блоке, это не очень выгодно. И такие вопросы решаются на многостороннем уровне.

Думаю, напряжение, скорее всего, продолжит нагнетаться. Но, понимаете, для Франции Нагорный Карабах и весь Кавказ это регион, в общем-то, не первой важности. Поэтому вообразить, что туда Париж будет готов направлять какие-то военные силы, это совсем из области фантастики, причем, ненаучной.

Гораздо более вероятно, грубо говоря, столкновение в плане Восточного Средиземноморья, поскольку для Франции этот регион с точки зрения безопасности играет огромную роль

Директор исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ», востоковед Станислав Тарасов, в свою очередь, не исключил, что Париж пойдет на признание НКР:

— Уже само это предложение, это удар в спину Алиеву. Французский сенатор последовала приему, который использовал бывший госсекретарь США Джон Керри после апрельской «четырехдневной войны» 2016 года. Тогда, по некоторым данным, Азербайджан отказывался участвовать в совещании, которое было устроено при посредничестве Минской группы ОБСЕ, по выходу из вооруженного конфликта. И Керри предупредил Алиева, что, если тот не прибудет в Вену, они признают независимость Карабаха. Алиев тут же прилетел. И потом на заседании кабинета министров говорил, что «на нас давят» с целью признания независимости НКР, не назвав, правда, Керри.

Читайте также

Российские экспортеры ищут выходы на растущие рынки стран Азии
Китай и Вьетнам стали приоритетными направлениями

То, что сейчас французы подняли этот вопрос, на мой взгляд, подталкивает Алиева на переговоры. На днях было объявлено, что президент Азербайджана и премьер Армении, вроде бы, договорились (или готовы) встретиться в Москве, и при посредничестве президента России вновь о чем-то вести диалог.

«СП»: — Но азербайджанский лидер уже заявлял не раз, что никогда не признает независимость армянского Карабаха…

— Здесь дело не в Алиеве. Нужно понять одну простую вещь: диагностика конфликта, которую предлагает Баку — «из советской традиции» территорий, которые достались ему еще в свое время, — она не разделяется Западом.

Россия как раз ведет себя осторожно, потому что у нас была общая история, мы все это хорошо понимаем и не педалируем на какие-то болезненные точки. Хотя Алиев долгое время проводил политику, скажем так, не очень дружественную по отношению к России. Выстраивал конкурирующую энергетическую систему. Участвовал во всех практически антироссийских союзах — ГУАМ (входят Азербайджан, Грузия, Молдавия и Украина), «Восточное партнерство». В расчете на то, что таким образом он получит преференции со стороны Запада на карабахском направлении.

Не получилось…

Вот почему, когда в октябре 2009 года в Цюрихе был подписан протокол о нормализации отношений между Турцией и Арменией, президент Азербайджана отнесся к этому очень негативно — опасался, что Запад начнет процесс признания независимости Карабаха.

Мы в этом отношении скованы, потому что хотим сохранить хорошие отношения с обеими республиками. Если мы пойдем на признание НКР, то, безусловно, испортим отношения с Баку. А Франция — может. Она и так с Турцией, как «кошка с собакой». И Макрон вполне может воспользоваться случаем, чтобы насолить Эрдогану. Плюс Франция далеко от Кавказа и там у нее никаких исторических интересов не просматривается, поэтому вполне может пойти на признание Карабаха, чтобы прекратить эти кровопролитные бои.

Международное положение

Пушков: Брюссель Эрдогану не указ

В ход пошли козыри: адвокат Трампа обвинил сына Байдена в педофилии

США хотят нарастить число ракет в Европе и Азии

Макрон позвонил Путину

Все материалы по теме (12234)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий