История СССР: Власти мешает ненавистное советское прошлое — rtk-kabinet.ru

В Свердловской области опять сошлись «белые» и «красные», судя по всему победят первые и откажутся от всех социальных гарантий

Людмила Николаева

176


Фото: uraloved.ru

Материал комментируют:

Елена Комарова

Михаил Ремезов

Ростислав Ищенко

Избавиться от Свердловской области, переименовав её, предлагает Анна Громова, председатель наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевского просветительского общества» (ЕСПО). Уральский край, по её мнению, не должен носить имя революционера Свердлова. Выступая в конце минувшей недели на межрегиональной конференции «Музейно-просветительские Свято-Елисаветинские чтения». Выдающиеся благотворители и меценаты. Вчера и сегодня", немалую его часть она посвятила не просветительским делам, как того требовала заявленная конференцией программа, а фигуре Якова Свердлова, чья бурная партийная деятельность была связана в начале ХХ века с Уральским краем.

«История Урала — созидательная. Но говорить об этом, значит, в том числе, исключить моменты разрыва исторического сознания: то, что Екатеринбург, замечательный уральский край, носит имя Свердлова. Я не хочу, чтобы свердловская молодежь воспринимала свою жизненную траекторию как ссыльный тракт. Мы должны укоренять в сознании людей гордость за историю своей страны», — многословно и не без пафоса заметила докладчик.

Проходила конференция в Москве. Судя потому, что о других докладах, прозвучавших на ней информации нет, (если были, то, видимо, не вызвали большого интереса у аудитории), складывается впечатление, что созвали её исключительно ради заявления госпожи Громовой. Кроме области, она, кстати, не обошла вниманием и улицы, носящие имя Свердлова — такие есть во многих малых и больших городах страны. «Ходить по улицам, названным именами убийц, деструктивно», — подытожила Анна Витальевна.

Читайте также

«Руки по локоть в крови»: За что на самом деле в США возненавидели Пригожина и «ЧВК Вагнер»
«Шеф-повар Путина» перешел дорогу американским спецслужбам

В тот же день стало известно о поддержке этой инициативы представителями Екатеринбургской епархии. Её пресс-секретарь Анжела Тамбова заявила, что митрополит Кирилл «всегда выступал за переименование области», так как нынешнее «крайне несправедливо», потому что руки Якова Свердлова «по локоть в крови».

Несколько лет назад к этому же призывали экс-премьер-министр РФ Сергей Степашин, уральское отделение Всемирного русского народного собора, союз казаков России, местное отделение общества «Двуглавый орел». При этом выборочно проводившиеся в области опросы их организаторы пытались подверстать к выборам президента РФ в 2018 году, а недавно и к голосованию за поправки к Конституции в 2020 году. Была также попытка монархически настроенного гражданина через суд добиться переименования, однако Свердловский областной суд отказал ему.

Куда больше, однако, тех, кто требует ввести мораторий на переименования. После выступления А. В. Громовой, свои требования о моратории направили властям ветеранские и общественные организации как Свердловской области, так и Екатеринбурга. Ведь с изменением названия власть точно откажется от всего, что было при СССР, мы видим, как население лишается последних социальных гарантий.

С чем не поспоришь, так это с тем, что ангелом Янкель Моисеевич Свердлов (его настоящее имя) точно не был. И в октябрьском перевороте 1917 года активно участвовал, и «Красный террор» раскачивал. В расстреле императора Николая Второго и всей его семьи в 1918 году в Екатеринбурге лично не участвовал, но приветствовал его. Можно сказать, не оправдывая Свердлова, время такое было — немало соотечественников погубили и противники красных («белые, зеленые, золотопогонные»), едва не погубив при этом само российское государство.

Но только ли в этом дело в данном случае? В самом ли Свердлове? С чего вдруг вообще всплыла тема переименования области, успехами в развитии не блещущей? По уровню жизни населения — середняк последних десятилетий. По числу скандалов — один из лидеров. Чего стоит, например, нижнетагильская давка за подешевевшими кастрюлями в разгар пандемии. Или конфликт губернатора Куйвашева с главным санитарным врачом региона о снятии (ужесточении) карантина, в самый разгар эпидемии в области? Не говоря уже о тех скандалах, что трясут эти места со времен несчастной «Матильды» (фильма о любви балерины Кшесиньской и Николая Второго).

Казалось, давно вроде покончила наша страна со всеми переименованиями — улиц, тупиков и переулков, районов, городов и областей. Сколько было по этому поводу референдумов, а также выступлений, опросов, слушаний и даже драчек!..

Весной 1991-го года в Ленинграде (тогда ещё) появилась, помнится, Партия борьбы за возвращение городу исторического названия (примерно так). Её немногочисленные адепты с пеной у рта доказывали, что «все наши беды из-за того, что поменяли имя, а с ним и судьбу». Дошли до того, что не будь в названии имени Ленина, не было бы и блокады.

Инициативу подхватил Анатолий Собчак. Хотя изначально, был категорически против смены названия Северной столицы. Он баллотировался в тот момент в мэры города. Ему позарез нужна была идея, которая бы всколыхнула горожан. Понимал, конечно, что ветераны войны, блокадники (на тот момент — почти треть населения города), «прокатят» его за это на выборах. Выстоять в героической ленинградской блокаде, в послевоенные годы восстанавливать Ленинград во всей его красе, чтобы на старости лет проснуться — в Парадизе? Петрополе? Питербурхе? И такие предлагались исторические варианты. Стал Анатолий Александрович со своей командой выгадывать, куда подует ветер, говоря на одних встречах с потенциальными избирателями (блокадниками, например) о сохранении действующего названия, на других (с новоявленными демократами) — об обязательном переименовании.

Стал ли город после этого лучше? Жизнь в нем ярче, интересней, богаче? Нет.

А Ленинградская область ничего менять не стала. Тамошняя власть посчитала нецелесообразным тратить кучу средств на сомнительное переименование. Местные жители этого немаленького региона теперь с гордостью называют себя ленинградцами.

 — Переименования 1990-х были политизированными, носили ярко выраженный антисоветский характер, — говорит Елена Комарова, историк, кандидат наук. — На сломе двух эпох, советской и российской, особо не задумывались об исторической значимости топонимики. Главное было — «скинуть с пьедестала». Мы с коллегами как-то подсчитали, во что обошлась стране эпидемия переименований. Сумма исчислялась миллионами рублей.

«СП»: — Приходилось слышать от краеведов, что название «Санкт-Петербург» звучит красивее, чем «Ленинград». Потому, мол, они за него и голосовали.

 — Не согласна. Не красивее и не корректнее. Уж одно то, что самый страшный и одновременно героический период жизни города выпал на блокаду 1941- 44 гг., войдя в мировую историю как «блокада Ленинграда», говорит в пользу того, что смена его имени была ангажирована политиками.

Ленинград и, следом за ним, ещё несколько городов, переименовывали в преддверии важных политических событий. Не в последнюю очередь затем, чтобы отвлечь народ, переключить их внимание, пока сильные мира сего дерутся за власть. А, скажем, Сталинград в Волгоград в 1961-м (как водится у нас и теперь, «по многочисленным просьбам трудящихся») — как следствие таких событий. Примеров много.

Что сейчас подвигло членов малоизвестного фонда со штаб-квартирой в Москве озвучить свое предложение? Имеет ли к нему отношение Алексей Громов, первый замглавы администрации президента РФ и «по совместительству» муж Анны Витальевны Громовой?

 — Неважно, кто озвучил инициативу. Свердлов — фигура в отечественной истории зловещая. Его не должно быть на карте России, — уверен политолог Михаил Ремезов. — На ней и без того хватает населенных пунктов, а так же улиц, которые носят имена террористов. Не уверен, что это правильно.

«СП»: Многие россияне считают, что это — наша история, из песни, как говорится, слов не выкинешь…

 — Нужно соблюсти пропорции в названиях. Большевицким выделить свою определенную нишу, которая бы отражала революционный период отечественной истории. Не более того.

Читайте также

Зловещие знаки: «Увидишь меня — плачь!» В Европе на реках видны «камни голода»
Это приведет к засухе, неурожаю и страшному голоду миллионов людей

Иное мнение у другого известного политолога Ростислава Ищенко.

«СП»: — На ваш взгляд, Ростислав Васильевич, с чем связан, инициатива Анны Громовой? Давно, кажется, закончился у нас период переименований!

 — На самом деле он не заканчивался, а лишь брал паузу. «Красные» и «белые» продолжают выяснять отношения, бороться каждый за свою правду, свои памятники и названия. Вопрос исключительно политических убеждений.

«СП»: — Как на Украине, где после переворота 2014 года не устают сносить памятники российским военачальникам, деятелям культуры и т. д. Дошли до того, что под предлогом декоммунизации объявили войну монументам Пушкину и Екатерины Второй. Дурной пример заразителен?

 — Вопрос отношения к истории своей страны. Я понимаю тех, кто против переименования Свердловской области — они там родились и выросли. Сроднились с этим названием, не ассоциируя его с кровавым революционером. К тому же, регион не самый богатый. Где брать деньги на смену «вывески»? Понимаю и их оппонентов. Главное, чтобы не выходили за рамки дискуссий.

«СП»: — Несколько смущает участие в этом деле жены кремлевского чиновника…

 — Не думаю, что тут есть какая-то интрига. Почему она не может иметь своего мнения?.. Екатеринбург и Свердловская область — названия из нашей истории. При Екатерине Великой город строился, при Свердлове — совершалась революция. Такое соседство — хороший стимул для внимательного изучения истории своего края.

Постсоветское пространство

Лукашенко доставлен в больницу

Шойгу провёл переговоры с министром обороны Азербайджана

Азербайджан пригрозил Армении ядерной катастрофой

Лукашенко прокомментировал акции протеста в Белоруссии

Все материалы по теме (1876)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий