Герои не нужны? — rtk-kabinet.ru

Кадровики «Росгвардии» пытаются уволить заслуженного перспективного генерала

Владислав Шурыгин

115


Фото: предоставлено автором

Странная информация приходит из источников близких к руководству «Росгвардии». Похоже, что там с какого-то момента, вдруг, пришлись не ко двору опытные боевые руководители, прошедшие за годы своей службы не одну «горячую точку». Так, кадровики «Росгвардии» намерены уволить в запас выпускника этого года Военной академии Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта Тараса Исакова, который до направления на учёбу служил в должности заместителя руководителя Росгвардии по УрФО.

Мягко говоря, странное решение! Боевой генерал, только-только закончивший высшее военное учебное заведение страны, перед которым, казалось бы, должны быть открыты все пути и вдруг — в запас. Прямо, так сказать, с учебной скамьи…

Читайте также

Коммунисты и либералы о Юрии Дуде как президенте страны
Изберут ли россияне президентом человека без «сильной руки»

…Для войск «Росгвардии» Исаков человек — легенда. Уроженец Таджикистана, генерал-лейтенант МВД Тарас Мамаджанович Исаков родился 17 июля 1972 г. Кавалер пяти боевых наград. Участник первой и второй чеченской кампании. В 2002 году он был переведен в Москву, где несколько лет возглавлял одну из частей внутренних войск МВД России. 28 июня 2014 г. указом президента Российской Федерации В.В. Путина назначен первым заместителем командующего войсками Уральского регионального командования. Оттуда и был направлен на учебу в АГШ…

Сухие строки биографии, но за ними целая жизнь офицера, отданная служению Отчизне.

— Мой отец, полковник Мамаджон Исаков, был человеком удивительной судьбы; хотя он и прожил немного, но успел сделать многое для страны: в составе 31-й воздушно-десантной дивизии воевал на фронтах Великой Отечественной, после Победы в 1945-м, продолжив службу во внутренних войсках, дослужился до командира полка. По рассказам близких, любимому делу он отдавал себя без остатка, потому и ушел из жизни рано — в пятьдесят лет, когда мне не исполнилось и пяти лет. — рассказывал в одном из интервью свою биографию Тарас. — К окончанию средней школы я уже четко знал, кем я стану, в связи с чем проблема выбора жизненного пути передо мной не стояла. Если в 80-х годах прошлого века многие юноши мечтали стать десантниками, моряками, летчиками, танкистами, ракетчиками, то я для себя четко решил: пойду по стопам отца и стану офицером внутренних войск МВД. И в 1989 году я поступил в Новосибирское высшее военное командное училище МВД СССР.

После окончания учёбы лейтенант Исаков получил назначение на Северный Кавказ, где и началась его боевая биография.

— Вообще человек, посвятивший себя военной службе, изначально должен быть морально готов к тому, что в один далеко не самый прекрасный момент может произойти какая-нибудь, мягко говоря, неприятность: ранение, контузия, серьезная боевая травма, увечье. — рассказывал всё в том же интервью Тарас Исаков — И об этом надо помнить с самого первого дня, как только надеваешь погоны. И если уж случилось такое, то никого винить не следует. И ни в коем случае не надо себя жалеть. Чем сильнее била меня жизнь, тем с большим упорством я старался доказать себе и окружающим, что не сломаюсь под ее ударами. Я мог остаться прикованным к инвалидной коляске, но сейчас хожу и даже бегаю. Я бы мог жить на пособие по инвалидности, а сейчас имею шесть дипломов о высшем образовании. В дополнение к военному училищу и академии окончил Санкт-Петербургский государственный университет, Российскую академию государственной службы и Академию им. Плеханова, а теперь и Академию Генерального Штаба. Я мог остаток жизни прожить никому не нужным инвалидом, а сейчас у меня полноценная любящая семья — жена Ольга и двое детей. Вот только мы часто проводим время в разлуке — я ведь солдат и нахожусь на службе у Родины.

На память о войне с ним осталась лёгкая хромота…

— С бойцами мы неоднократно участвовали в кровопролитных боевых действиях на территории Чечни. Приходилось много и эффективно работать по подавлению огневых точек боевиков, тогда было ликвидировано немало снайперов, особо затруднявших продвижение подразделений по грозненским кварталам. Мы выводили из района железнодорожного вокзала блокированные там подразделения майкопской бригады.

Каждый раз, участвуя со своими бойцами в кровавой мясорубке, я был готов распрощаться со своей жизнью и потому о себе вовсе никогда не думал. Но Бог любит меня и бережет, значит, я еще нужен здесь. Бывало, получишь несколько ранений, вколешь промедол, который всегда с собой, — и дальше. И не столь страшно осознание того, что каждый раз это может стать твоим последним боем, как страх перед тем, что ты будешь ранен и противники возьмут тебя живым в плен. Были со мной и такие случаи. В одном из таких боев меня так изрешетили, что я уже чувствовал, как земля от моей крови буквально превратилась в жижу. Своего тела я уже практически не ощущал — его заполнила адская боль, бороться с которой уже не было сил.

В тот момент я увидел, как ко мне приближаются четверо боевиков. Когда до них оставалось несколько метров, я не знаю, откуда взялись у меня силы достать последнюю гранату.

Когда я достал гранату, в голове пульсировала только одна мысль: руки надо держать ближе к животу — не хотелось в гробу лежать с обезображенным лицом. Потом, просунув указательный палец левой руки в кольцо предохранительной чеки, я демонстративно показал ее боевикам, вырвал и отбросил так, чтобы они это видели.

«Ну, давайте… Я готов», — прохрипел я.

Боевики замерли, переглянулись и попятились назад.

Читайте также

Шурыгин о Партизан-фесте: «Как только вы решите сокрушить страну — мы вас просто сметём!»
Владислав Шурыгин о перебежчиках и партизанах

Для меня в тот момент главней всего было, чтобы все мои ребята смогли без потерь вернуться с места боя. И, слава Богу, все 28 бойцов остались живы и невредимы. Все до единого!

Потом мне рассказали, что, когда отогнали боевиков и отыскали меня, теряющего сознание от потери крови, в ложбине, самым сложным делом было вставить чеку в запал гранаты, которую я продолжал сжимать в руках.

Кстати, стопа у меня сохранена, благодаря хирургу из Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, доктору медицинских наук Владимиру Бояринцеву, который в то время находился во владикавказском госпитале.

Очень сложно было после многих операций заново научиться нормально ходить. До сих пор помню, как в первые дни боялся опереться на прооперированную ногу. Ведь вместо разбитой пулей левой стопы у меня стоит биопротез. Походка моя изменилась, стала прихрамывающей, рост уменьшился на два сантиметра…

И вот теперь он пришёлся кому-то не ко двору. Ещё совсем недавно он был героем одной из книг по истории войск Росгвардии, предавал свой опыт молодым курсантам. И вот теперь, без всяких объяснений и собеседований его, перспективного опытного генерала выпроваживают в запас. Мягко скажем, сомнительное решение! Остаётся только узнать, в курсе ли таких «кадровых решений» директор Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Виктор Золотов? Или всё это делается за его спиной?

Военное обозрение

Трамп: Россия украла у США информацию о супер-пупер ракете

Истребители пяти стран сопровождали российские Ту-160 над Балтийским морем

Су-27 вылетел на перехват британского самолета над Черным морем

США разместят на Аляске самое большое в мире число истребителей пятого поколения

Все материалы по теме (2740)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий