Архитекторы белорусского «майдана» планируют повторить сценарий «Оранжевой революции» — rtk-kabinet.ru

Тихановская надеется на переговоры с Лукашенко

Дмитрий Родионов

423


Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Материал комментируют:

Евгений Валяев

Сергей Маргулис

Лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская объявила о готовности начать переговоры с Александром Лукашенко.

«Наша цель — достичь справедливых и свободных выборов мирным путем через диалог. Поэтому я объявляю нашу готовность к переговорам с властями», — рассказала она, выступая перед Европарламентом.

При этом Тихановская объявила о начале мирной революции в стране.

«Мы больше не оппозиция. Сейчас мы — большинство. Сейчас происходит мирная революция», — подчеркнула она.

Читайте также

Ротенберги стали богатейшей семьёй страны: Но это просто издёвка, считают коммунисты
Близкие к власти строители возглавили топ-10 богатейших семейных кланов России

Как, интересно, это сочетается с готовностью к переговорам? И означает ли это, что Тихановская, уехавшая в Литву сразу после выборов, готова «вернуться в игру»?

По словам преподавателя кафедры международной политики и зарубежного регионоведения Института общественных наук РАНХиГС при президенте РФ Сергея Маргулиса, несмотря на то, что Тихановская покинула Белоруссию, она продолжает оставаться лицом белорусской оппозиции.

— Именно за неё отдавали голоса противники Лукашенко и именно она, по их мнению, победила на прошедших выборах, а соответственно должна стать новым президентом страны. Ее «бегство» в Литву значительной частью протестующих было воспринято с пониманием, особенно с учетом того, что в своём первом обращении после отъезда из Беларуси она сослалась на «безопасность своих детей». В то же время они ни разу не говорила о том, что уходит из политики, поэтому делать выводы о том, что она хочет максимально дистанцироваться от происходящего я бы не стал.

«СП»: — Она говорит о готовности начать переговоры с Лукашенко, при этом заявляет о начале мирной революции. Как это сочетается?

— В своём обращении она четко заявила, что «мы не являемся больше оппозицией» то есть она и ее электорат считают, что именно Тихановская является представителем новой законной власти в республике. Это видно и по ее заявлению о создании координационного совета для обеспечения трансфера власти в республике. Следовательно, они могут вести переговоры с Лукашенко в крайнем случае о перевыборах или пересчете голосов, но никак не признать его легитимным президентом.

Что же касается «мирной революции», то здесь под ней скорее всего понимается добровольный, под действием протестных акций, отказ Лукашенко от победы на нечестных с точки зрения оппозиции выборах. В какой-то степени перевыборы, не зависимо от их исхода, уже станут победой этой революций.

Здесь можно найти что-то общее с «Оранжевой резолюцией» на Украине.

«СП»: — В оппозиции понимают абсурдность «задачи» добиться новых выборов? В чем, по-вашему, ее стратегия? Пересидеть власть? Победить в войне нервов, как на Украине?

— Учитывая жесткую позицию Лукашенко в отношении оппозиции, поддержу президента со стороны РФ и Китая и относительно сдержанную позицию ЕС и США в перспективы перевыборов верится с трудом.

Кроме того, согласиться на новое голосование для Лукашенко означает признать факт серьезных фальсификаций, что серьезно дискредитирует действующего главу государства. В то же время в действиях оппозиции ничего абсурдного я не вижу. Они лишь требуют голосования с учетом всех внутренних и международных стандартов, присутствием международных наблюдателей, а также кандидатов от оппозиции которые, не были допущены до выборов, в том числе Бабарико и Цепкало. Стоит также отметить, что по словам члена Координационного совета оппозиции Марии Колесниковой, Лукашенко сможет участвовать в этих выборах.

Тем более, что похожий опыт уже был в ходе ранее упомянутой «Оранжевой революции»

«СП»: — На чьей стороне время? Как будут, по-вашему, меняться симпатии большинства населения по мере развития процесса? Или это большинство ни на что не влияет, и все решит пассионарное меньшинство?

— Здесь сказать очень сложно. С одной стороны, какая-то часть протестующих со временем перестанет участвовать в этих акциях, особенно если они долго не будут давать каких-то результатов и постепенно протесты будут сходить на нет. С другой же стороны, в ходе протестов вполне возможны провокации, либо серьезные ошибки власти, в том числе в процессе подавления протестов силовым путём (новый жертвы, применение оружия силовиками и т. д) и тогда ситуация может полностью выйти из-под контроля и ситуация может развиваться по различным сценариям.

Также все будет зависеть и от действия самого Лукашенко. Его готовности к диалогу с оппозицией и общественностью, предложений по реформированию политической системы, в том числе и Констиуции, и т. д. Однако, пока Лукашенко, видимо, к этому не готов и поддержка его вряд ли будет расти, а скорее наоборот.

«СП»: — Глава белорусского генштаба пообещал обеспечить безопасность государства. Ранее министр обороны давал понять оппозиции, что, если что, ей придется иметь дело с армией. Означает ли это полную лояльность силовиков власти? Станет ли это ее гарантией?

— В настоящий момент большинство силовиков, по крайней мере, высший командный состав силовых ведомств, на стороне президента. На данную минуту они, скорее всего, готовы сохранить правящий режим и здесь ситуация существенно отличается от Украины, где значительная часть силовиков в ходе Майдана перешла на сторону протестующих. Однако, рассчитывать исключительно на них даже в среднесрочной перспективе Лукашенко явно не стоит. Ситуация здесь может измениться за считанные дни.

Светлана Тихановская не исчезла с политического поля после вынужденного отъезда из Белоруссии, как многие предполагали , —

отмечает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

— После видео из кабинета главы белорусского ЦИК, записанного под давлением, показалось, что к Тихановской нашли ключик — смогли на неё надавить, запугать. Но её последующие действия говорят о стремлении приобрести политическую субъектность, заручившись признанием со стороны европейского официоза. Тихановская продолжает являться тем человеком, которым она и была во время избирательной кампании — не лидером оппозиции, а её транзитным представителем. Это выгодная позиция, которая позволяет ей не сколько говорить с официальным Минском на равных, сколько призывать к компромиссу с оппозицией в целом.

Протест в Белоруссии имеет очень выраженный мирный характер. Сколько бы окружение Лукашенко не говорило о нарушении закона со стороны оппозиции, мы этого не наблюдаем. Насильственные действия со стороны вооруженных людей идут со стороны силовиков, а не со стороны протестующих. Это добавляет Тихановской морального права говорить с позиции силы. Лукашенко не может предъявить протестующим ни одной разбитой витрины. Где-нибудь в мире такое видели? Например, в Хабаровске, но там совсем иной протестный градус, политические требования там имеют куда более бытовой и местный характер.

«СП»: — А что значит «мирная революция»? Как революция может быть мирной?

— «Мирная революция» — неплохой термин, если рассматривать его с токи зрения политтехнологии. Контрпропаганда стремится придать революции негативный характер, показывая возможный хаос и разруху, которую несут революционные события. Хотя основной посыл белорусской оппозиции — это свободные и честные выборы. Это максимально близко к украинскому кейсу оранжевой революции 2004 года, которая не сместила старую власть. Оппозиция тогда добилась новых выборов, на которых победила. Но Янукович тогда не ушел тогда, а позже даже вернулся на президентский пост. В российских реалиях также есть примеры «мирной революции». Например, события 2018 года, когда в ряде регионов «Единая Россия» не смогла занять губернаторские посты.

Главное, что нужно учесть белорусским властям, что им нельзя будет вечно игнорировать белорусскую оппозицию. Нельзя при каждой многотысячной мирной демонстрации летать на вертолете с оружием руках. Диалог нужен уже даже просто для нормального функционирования государства. Сидеть и ждать, пока само рассосётся — это тупиковый сценарий. Вряд ли Лукашенко этого не понимает. Но своей позицией и своими митингами он хочет набить себе цену и показать, что не является загнанным в угол диктатором без народной поддержки. Допустим, у него это вышло. Он остается политическим субъектом в Белоруссии. Теперь нужен следующий шаг — диалог в том или ином виде с оппозицией необходим. Для начала нужно выпустить Бабарико и Тихановского на свободу, чтобы весь мир не наблюдал, что у Лукашенко есть политические заложники.

Лукашенко почему-то считает, что если он пойдет на уступки, то проиграет. Но это не так. Политика — это искусство компромиссов. Российские власти зачастую позволяют оппозиции побеждать. Например, «дело Голунова». Таким образом идет хоть какой-то диалог. Российские власти не теряют из-за этого авторитет. Наоборот, кому-то кажется, что соблюдаются хоть какие-то демократические принципы. Окружение Лукашенко не может объяснить ему, для чего нужно идти на компромисс. Из-за этого в Белоруссии ситуация зашла в неразрешимый тупик, который может привести к глубокой политической стагнации, вредной для Белоруссии в целом — для её экономики, для её будущего развития, для инвестиционного фона страны. Концепция «Белорусия — это Лукашенко» столкнулась с концепцией «Белоруссия — больше, чем Лукашенко». В любом случае, Белоруссия уже не будет такой, как раньше, когда Лукашенко был безальтернативным лидером страны и её представителем за рубежом. Не только европейцы, но и российская сторона будут вынуждены искать контакты с новыми политическими движениями и идеями в Белоруссии.

Читайте также

А. Бунич: Если проиграем Белоруссию — будет полный геополитический крах
Кремль рефинансирует Лукашенко долги, но этого мало

«СП»: — Но Лукашенко может полностью рассчитывать на армию…

— Отношения Лукашенко и белорусской армии имеют неоднозначный характер. В основном мы видели, как при разгоне мирных демонстраций он опирался на силовиков — на МВД и КГБ — не обращаясь к армии. Это может говорить о том, что белорусская армия достаточно сильно инкорпорирована в российскую армию. Нельзя сказать о каком-то полном подчинении, но зависимость у белорусской армии от российской достаточно сильна. Не зря в Белоруссии порой возникают скандалы, когда Лукашенко увольняет своих генералов, намекая как бы на слишком близкую связь с Россией. Тут можно вспомнить свежую историю с Андреем Втюриным, который с 2014 по 2019 год был заместителем секретаря Совбеза Белоруссии. Ему предъявили обвинения в получении взятки за продвижение якобы интересов российской компании, он был осужден. Армия не принимала участия в разгонах протестующих. Армию направляли к границе, а генералы говорил про защиту страны от внешних, а не внутренних врагов. Я бы не сказал, что белорусская армия полностью лояльна Лукашенко.

Протесты в Белоруссии после выборов президента

Зюганов объяснил, почему Белоруссию хотят уничтожить

Белорусская оппозиция указала на ошибку Лукашенко при переназначении правительства

Тихановская призвала другие страны не вмешиваться во внутриполитическую жизнь Белоруссии

В Минске проходит митинг сторонников Лукашенко

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий