А что Фургал? Расторговка между Кремлем и ЛДПР по «хабаровскому кейсу», похоже, приняла финальные очертания — rtk-kabinet.ru

Как власти собираются гасить народное негодование

Алексей Мошков

1221


На фото: губернатор Хабаровского края Сергей Фургал, задержанный по подозрению в организации убийств, перед избранием меры пресечения в Басманном суде в Москве, 10 июля 2020 года. (Фото:
Валерий Шарифулин/ТАСС)

После очередной дозы громких заявлений от лидера ЛДПР Владимира Жириновского, а следом за ним и Михаила Дегтярева ситуация по «хабаровскому кейсу» стала еще яснее, по крайней мере, касательно того, как народное недовольство думают гасить там, наверху, и на чем сошлись либерал-демократы и Кремль.

Вообще-то, за последнее время Владимир Вольфович много чего наговорил, но остановимся на главном — на судьбе опального Сергея Фургала, которому — прибегнем к каламбуру — «светит» не очень светлое будущее. Или не светит?

«Мы добьемся — обещаю вам это, — чтобы указом президента Сергей Фургал был помилован», — заявил Жириновский, буквально анонсируя, как в случае с назначением врио Хабаровского края, решение Путина.

Расклад вполне реалистический, учитывая, что ситуацию в регионе как-то надо спасать. И ради этого Владимир Вольфович даже готов встать на колени перед хабаровчанами, «чтобы поняли, как мы их любим, как мы готовы их защищать, считаем, что они во всем правы».

Читайте также

Протест в Хабаровске: Четыре шока Кремля
События на Дальнем Востоке становятся ключевыми для политической жизни России

К тому же надо как-то удержать и рейтинг ЛДПР в Хабаровском крае, в том смысле, чтобы он не просел ниже плинтуса, ибо понятно, что он в любом случае обвалится и тут придется бороться за каждый процент. Что, собственно, Жириновский и делает, старательно перетягивая одеяло с «партии Фургала» на ЛДПР, всячески демонстрируя, что вся соль-то — она не в опальном экс-губернаторе, а либерал-демократах как таковых. Поэтому и совершенно неважно, кто сидит в кресле, а, следовательно, и митинговать никакой надобности нет, поскольку Михаил Дегтярев — он, по словам Владимира Вольфовича, «все, что хорошее вам нравилось в Фургале, продолжит, будет делать так же».

Ну, вот насчет этого, конечно, берут сомнения. Новоиспеченный врио уже по нескольким дням показал, что на роль антикризисного менеджера — он не тянет. Можно хоть до потери сознания рассуждать о том, что выходить по требованию толпы — это неуважение к себе самому и к президенту, пытаясь выставить себя в наилучшем свете, но читаться это будет, как любил говорить Владимир Вольфович, «однозначно»: как страх. И в самом деле, что Дегтярев может сказать разгневанным хабаровчанам? Что он по веб-камерам наблюдает за протестом, что он там, сидя в Москве, до последней запятульки изучил, как и чем живет Хабаровский край и так этим проникся, что теперь — «хабаровчанин» больше любого жителя края?

Ясно, что это не пройдет, как и то, что ничего действительно своего, того, что могло бы как-то примирить его с дальневосточниками, он сказать не может. Точнее, вообще ничего — из адекватного. Поэтому и несет какую-то чушь о том, что «сюда слетелись, в Хабаровск, граждане в том числе иностранных государств» (и это при том, что международное авиасообщение покамест приостановлено!). Так что даже пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову приходиться разруливать ситуацию и переводить стрелки с Госдепа на «разных квази- или псевдо-оппозиционеров и специальных дебоширов». Что, в свою очередь, говорит о том, что Кремль внимательно следит за обстановкой и считает даже, что ее контролирует.

Это видно по тому сценарию, которой власть взяла за основной: ждать пока протест рассосется сам собой, наивно полагая, что граждане-дальневосточники со временем (непродолжительным) выдохнутся. А если еще и влить в регион денег (Мишустин пообещал Дегтяреву 1,3 млрд рублей), то ситуация стабилизируется довольно быстро. Впрочем, на всякий случай Дегтярев сообщил, что вопрос об усилении карантинного режима стоит на повестке из-за сложной эпидемиологической обстановке (точнее: политической), как бы давая понять, что если граждане не хотят по-хорошему, то будет по-плохому. И вообще, с тем, что он — здесь «наместник» и, возможно, даже надолго, к этому лучше привыкнуть уже сейчас.

О чем, кстати, говорит и пост Жириновского в Телеграме, в котором он расписывает кадровую политику партии на тридцать лет вперед. Так, по его представлению, кандидатом от ЛДПР на пост президента в 2030 году будет… губернатор Хабаровского края Михаил Дегтярев. Заметьте, не врио, а губернатор. Жириновский пишет так, точно он уверен, что Дегтярев не только протянет до выборов, но еще и выиграет их!

Можно подумать, что это так — бравада, фантазия. А если нет? По крайней мере, один намек на это есть: трехдневное голосование, которое, по всей видимости, с 2021 года станет обычной практикой. То есть к одному нормальному дню прибавится еще как бы два «досрочных».

«Главная задача „досрочного голосования“ даже не в том, чтобы полупринудительно мобилизовать весь лояльный электорат, а в том, чтобы получить возможность набросать за 2 дня в урны столько фальшивых бюллетеней, сколько потребуется, чтобы сделать бессмысленными любые попытки граждан голосовать по-настоящему. На ночь коробки с бюллетенями остаются без всякого контроля в УИКах, что, собственно, и составляет основной смысл „досрочки“. К утру количество голосов, поданных за власть, может увеличиться в несколько раз», — пишет по этому поводу в своем телеграм-канале политолог Борис Кагарлицкий.

И здесь не поспоришь: на демократических выборах, даже на той имитационной форме, что наличествовала в России, — можно ставить большой и жирный крест, поскольку, как верно подмечает Кагарлиций, «власть твердо знает, что выиграть выборы она не может». Ни убавить, ни прибавить.

И почему бы тогда не допустить, что Владимир Вольфович не выбил себе определенную квоту, учитывая, что фракция ЛДПР была единственной из парламентской оппозиции, которая проголосовала за этот законопроект?

Квота на выборах и Дегтярев на губернаторстве в обмен на полную подконтрольность (а Хабаровский край упорно демонстрировал притязания на субъектность, в том числе и в политическом плане) Кремлю и помощь в погашении хабаровского протеста — так, по всей видимости, и выглядит итог соглашения между Кремлем и Жириновским.

А Фургал? А что — Фургал? Слишком много на себя взял, как минимум. Тут и терки с АП (еще с 2018 года, когда он, нарушив договоренность, пошел на второй тур), и попытка диктовать Кремлю свои правила, претензии на самостоятельность и возможный бизнес-конфликт с героем труда Аркадием Ротенбергом.

Читайте также

«Россия благородная, а вы — просто горстка вопящих политиканов»: К чему приведёт армяно-азербайджанский конфликт
Александр Перенджиев об истории и причинах столкновений между двумя странами

Да, хабаровский экс-губернатор неплохо спонсировал партию, по сути, выступая в виде «кошелька» Жириновского, но деньги, как говорится, дело наживное, тут ставки будут куда выше.

К тому же Фургал метил на место самого Владимира Вольфовича, что ему, надо полагать, было малоприятно. Не видел он Фургала в роли главы ЛДПР, не видел. А тот — при его влиянии — мог реально заграбастать себе лидерство.

Так что можно сказать, что руками то ли АП, то ли силовиков (виновен он или нет — вынесем за скобку: ясно же, что если только сейчас вдруг всплыли прошлые дела, то явно просто дали отмашку на движение) бессменный лидер либерал-демократов избавился от назойливого преемника, оставив за собой право решать, кому передать партию.

Власть

Жириновский — хабаровчанам: готов встать перед вами на колени

Песков высказался о «раскачивании ситуации» в Хабаровске

Песков объяснил присвоение Кадырову нового звания

Дегтярев решил уехать от митингующих в глубинку

Все материалы по теме (4405)

Источник: svpressa.ru

Написать комментарий