Программа лозунгов — rtk-kabinet.ru

Что предлагают обществу лидеры оппозиции? Популист скажет: ничего. Сторонник оппозиции заявит: великое счастье и единение со всем миром. Давайте разберемся, какие идеи на самом деле имеются у оппозиции. Программные идеи развития общества либо ситуативные манипуляции?

«Светлое будущее» (правда, каждому свое). Это бегство в иллюзии. Чем меньше конкретики, тем больше шансов, что каждый придумает свое счастливое будущее. При таком подходе не нужно писать госпрограммы и национальные проекты. Нужно лишь пообещать, что всё будет хорошо, а иллюзорные ожидания каждый придумает себе сам. Всё как с обещанным сто лет назад коммунизмом либо европейским счастьем на Украине несколько лет назад.

Если посмотреть внимательно, то можно увидеть программные тезисы и ходы, оказывающиеся не чем иным, как манипуляциями. Заявления об угрозах от правоохранителей, которые в итоге угощают чаем и реагируют только на прыгающих с кулаками. Вовлечение в сопричастность через сбор денег на очередные расследования. Переход на оскорбления, желая принизить политических оппонентов. Монополизация правды и борьбы за доброе дело. Разделение на своих и чужих.

Интереса заслуживает и такой момент: организаторы даже не пытались подать официальные заявки на проведение мероприятий. Конкретные персоны не заявляют об ответственности за проходящие события. Попыток обеспечить безопасность, присутствие скорой помощи, масок, социального дистанцирования также не замечено. Всё это пришлось брать на себя полиции — даже выходить всё с той же раздачей горячего чая на случай, если кто-то замерзнет.

Содержание самих митингов тоже загадочно — звучат лишь требования освобождения Навального да обвинения в адрес государства. Нет лидеров-выступающих, готовых сформулировать общий запрос. Отсутствуют и предложения по решению каких-то конкретных проблем, как это бывает на митингах по действительно содержательным вопросам, которые бывают и у нас, и в любой другой стране.

Мечтой организаторов, вероятно, было, чтобы пострадал кто-то из студентов или школьников, чтобы возникла молодежная поколенческая солидарность против власти. А через это вырос бы и гнев взрослых против действий полиции по принципу «Они же дети!». Фактически это попытка повторить модель, использованную в Киеве 30 ноября 2013 года.

Создание угрозы. Программная идея не на конструктив, а на защиту от заранее придуманного агрессора. Перед митингами можно было встретить сотни публикаций о том, что силовикам якобы разрешили стрелять по митингующим. Это относится к числу приемов, воздействующих на эмоции массовой аудитории. Его главная задача — убеждение в существовании реальной угрозы и создание мнимой. Зачастую это не подавляет настроения аудитории, а, наоборот, может распалять — так бывало со специально спровоцированными или организованными столкновениями на различных митингах.

Избирательное соблюдение законодательства и свободы слова. Все должны быть равны, но некоторые, если они оппозиционеры, не должны попадать под общие требования. Аналогично происходит с теми, кто высказывает любую позицию, не совпадающую с взглядами протестующих. И как это соотносится со свободой слова?

Обвинения и очернения вместо аргументированных предложений. При многократном повторении одного и того же тезиса (идеи, концепции) внутри какой-либо группы ее члены со временем примут это утверждение за истину.

Если вам тысячу раз скажут друзья и знакомые, что у вас в огороде зарыт клад, вы на каком-то этапе возьметесь за лопату. Люди принимают на веру групповые ценности, идеи или доктрины, если идентифицируют себя с этой группой и не хотят прослыть изгоями. Так пытались создать, например, самоидентификацию для сообщества тиктокеров. Хотя буквально несколько лет назад тех же лидеров можно было встретить рядом с маршами националистов.

Всё забрать и перераспределить. Тут призыв к инстинктам — с демонстрацией красивых картинок, зачастую бездоказательно. Когда мы видим такое у других, сами не имея, возникает зависть. Одно дело, когда разрыв невелик, другое — показная гипертрофированность, сравнение масштабов. Это всегда вызовет большие эмоции. Эта проблема есть в любом обществе, но схема «забрать и поделить» ни разу в истории успешно не сработала.

Против коррупции — значит против власти. Монополия на борьбу с коррупцией должна быть только у тех, кто дружит с Западом. Давняя детская манипуляция: «Будь последовательным! Отвечай за слова!» Или просто «взять на слабо».

Стремление быть или казаться последовательным в своих действиях является врожденной особенностью человека. Любой ответственный человек — против коррупции. И вот ему предлагают быть в этом последовательным, стараясь взять монополию на эту борьбу. А как же правоохранительные органы, сажающие сотни коррупционеров?

«Возвращение обществу рычагов контроля за расходованием бюджета, сформированного за счет налоговых отчислений» (программа Навального, 2018 год). А кто из этих контролеров подал заявки на участие в работе общественных советов при органах государственной власти? Сколько предложений подали на конкурс Минфина «Бюджет для граждан» о прозрачности бюджетного процесса?

Мнимые ограничения. «Дать возможности муниципалитетам и субъектам Федерации конкурировать за инвестиции и человеческие ресурсы». Сколько инвестиционных проектов в Россию привели оппозиционеры, обладающие такими широкими связями, что за рубежом их даже встречают президентские кортежи?

Все беды от порядка. В отношении правоохранительных органов предлагают лозунг «Децентрализация управления системой». Как может вестись правоохранительная работа в условиях огромной страны без централизованного учета, обмена данными и т.п.?

Создание мифов вокруг себя и оппонентов, вместо содержательных программ. Для трансляции любых, даже самых фантастических идей используются инфоповоды, построенные на уже сформировавшихся эмоциях — зависть, ненависть, недоступность благ и т.п. Когда человек выводится на эмоцию, ему начинают рассказывать мифы, которые можно даже не подкреплять доказательством. Дальше слухи делают свое дело — мифы обрастают подробностями.

Идеология просителя и создание сопричастности — вместо предложения решения проблем общества манипулятор становится активным просителем на «всё хорошее, против всего плохого». А как подтверждают психологи, мы любим и защищаем тех, кто просил нас о помощи. Хотя, ходят слухи, основные транши тут приходят далеко не от простых граждан.

Правило взаимного обмена и помощи. Многие слышали, как некоторые координаторы обещают компенсировать штрафы и расходы нарушителям. Давняя манипуляция бандитов и мошенников: «О вас могут позаботиться». В таком случае источник заботы вы воспринимаете уже более доверительно, желая ответить добром. Здесь и начинается взаимозависимость.

«Свои» и «чужие» — противопоставление толпы и полиции/чиновников. При этом забывают сказать, что это сотни тысяч граждан и мы живем в одной стране. Это ведь не гости. Но при позиционировании «свой–чужой» о таком не упоминается.

Монополизация правды. Наглядный пример с артистом Слепаковым, который выразил несогласие с нарушением законодательства митингующими, несмотря на свои достаточно политические взгляды. В итоге подвергся массовой травле в Сети.

Это введение в «спираль молчания», концепцию немецкого политолога Элизабет Ноэль-Нойман, сводится к тому, что люди могут разделять определенную точку зрения, но боятся в этом признаться, поскольку думают, что находятся в меньшинстве. Спираль молчания основана на страхе социальной изоляции и начинает работать в тот момент, когда кто-либо уверенно высказывает свою точку зрения на социально значимую тему. Несогласные с услышанным предпочитают хранить молчание и не высказываться, ведь убеждены, что находятся в меньшинстве, и боятся изоляции.

Навязывание выбора, или изначально верное решение. В этом случае манипулятор задает вопрос таким образом, что не оставляет объекту манипуляций возможности принятия иного выбора, нежели тот, который озвучен манипулятором. Например, вы же готовы бороться против коррупции? В данном случае ключевое слово «бороться», тогда как изначально объект манипуляций, быть может, ничего делать и не собирался. Но ему не оставили права выбора.

«Все идут, значит это правильно». Перед митингами 23 января мы видели массу заявлений, что чуть ли не вся страна выходит, и почти к каждому политически активному гражданину постучались фейки-агитаторы в соцсетях. Основанный на стадном инстинкте, этот метод заключается в подражании поведению большинства — именно в нем кроется природа мейнстрима. Особенно эффективно, когда человек оказывается запутан большим количеством фактов, — мозгу лень разбираться, он посмотрит на других. Аналогично, покупая технику, далеко не все вникают в характеристики или в вопросы соотношения цена/качество/безопасность и ориентируются на отзывы и рейтинги. Так и школьники со студентами вышли, не вникая в «программу оппозиции», которой заявлено и не было.

Каждый сам может сделать вывод о поддержке этих оппозиционеров. Но те, кто имеет конструктивную позицию, явно не поведут несовершеннолетних на мороз во время пандемии. И, конечно, будут не только обвинять, но и участвовать в деле — становиться волонтерами, участвовать в работе общественных советов, развивать тот же «Бюджет для граждан» — критиковать и предлагать там никто не мешает. Будут готовить законопроекты и предлагать их к внесению через депутатов — вряд ли кто-то откажется сделать хорошее дело и повысить свой рейтинг, поддержав полезные инициативы. Готовы ли те, кто выходят на улицы, к такой работе? Именно — к работе?

Автор — член экспертного совета при комитетах ГД

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: iz.ru

Написать комментарий