Общественно неопасны — rtk-kabinet.ru

Верховный суд внес в Госдуму законопроект, согласно которому деяния по 112 статьям Уголовного кодекса РФ будут квалифицироваться как уголовные проступки и не наказываться лишением свободы. Это очень важная и своевременная инициатива. Особенно, если учесть, что из 112 составов преступлений 53 — экономические.

Бизнес связан с рисками — это аксиома. Но с точки зрения действующего УК РФ, любой российский предприниматель — потенциальный преступник. Это нужно в корне менять, иначе инвестиционный климат в России не изменится.

Предприниматель всегда должен иметь второй и третий шанс. Любая экономическая статья Уголовного кодекса должна наказываться экономически. Человек по факту нанес ущерб — городу, стране, муниципалитету, юридическим лицам. Путь он вернет эти деньги и тем закроет свою вину. Но нельзя его за ошибки в бизнесе сажать в тюрьму.

Вот данные сегодняшнего дня. Из 68 тыс. осужденных по статьям, которые Верховный суд решил назвать уголовными проступками, 50 тыс. — это предприниматели. 50 тыс. активных граждан, умеющих создавать бизнес, рабочие места, выпускать продукцию и оказывать услуги, сидят в тюрьме. И это статистика только за один год. Не случайно из 112 составов преступлений, который решено квалифицировать как уголовный проступок, практически половина — это экономические статьи. И стоит обратить внимание на диспропорцию между количеством статей, которые хочет переквалифицировать Верховный суд, и количеством осужденных по ним. По экономическим статьям к реальным срокам приговаривают чаще. Хотя очевидно, что никакой общественной опасности предприниматель не несет. Но для статистики правоохранительных органов по раскрываемости преступлений бизнесмен — идеальный «клиент». Он никуда не бежит, дает показания, пытается объяснить свою точку зрения.

Приведу недавний пример. Молодая женщина имела свое агентство недвижимости. Продавала, в том числе, и квартиры в строящемся доме. Застройщик сбежал с деньгами клиентов за границу. Кого нашли и осудили? Конечно, владельца агентства недвижимости, которая осталась в России. Пять лет лишения свободы. Ей сейчас 35, жизнь сломана на самом пике.

И это только один пример, подобных случаев много. И везде, где предпринимателю вменяли ущерб, он был готов его возместить троекратно, только бы не садиться в тюрьму. А в итоге человеку ломают жизнь, он теряет здоровье, а страна — налогоплательщика и создаваемые им рабочие места.

При этом зарубежный опыт имеет иной вектор. В развитых странах четко разделяются налоговые преступления и экономические. Налоговые наказываются очень жестко. В частности, в США сроки за уклонение от налогов серьезнее, чем за убийство. А экономические споры — это в первую очередь арбитражная практика.

У нас всё наоборот: хозяйствующие субъекты сажают друг друга на долгие годы, а налоговая списывает со счетов предприятия, которые получается списать. Дело в плохой работе арбитражных судов, и это заставляет предпринимателей обращаться в суды общей юрисдикции. И пока есть возможность посадить конкурента на реальный срок, всегда будут заказные уголовные дела.

Любой человек перед тем, как открыть свой бизнес, взвешивает риски. Основным риском ведения бизнеса в России является угроза сесть в тюрьму. А главное — у нас сажают за пачку мороженного, а не за вагон с золотыми слитками. Это является триггером того, что бизнес не развивается. И если недавно малый бизнес давал 20% ВВП, то сегодня — уже меньше 19%. Ситуацию нужно в корне менять, в противном случае эта цифра еще сократится.

Поэтому изменение подхода к наказанию за экономические преступления — важнейший шаг для изменения инвестиционного климата. Немаловажным его последствием будет снижение давления правоохранительной системы на бизнес.

Автор — руководитель бюро по защите прав предпринимателей Московского отделения «Опоры России»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Источник: iz.ru

Написать комментарий